«Собственность обязывает» (Статья 14 (2) Конституции ФРГ)

20 января 2014, 10:03

 

Русские, на свой манер, дважды отпраздновав Новый год, – и по Юлианскому, и по Григорианскому календарю, – вновь впали в депрессию.

Тема, которая активно обсуждается на эхе, это «русская катастрофа». Правда, у пишущих нет единого мнения. Одни уверены, что катастрофа уже наступила, другие считают, что Россия к апокалипсису только ещё приближается.

Если трагедия ещё впереди, то где то последнее критическое зерно, должное превратить отдельно взятые зёрна в кучу? А если катастрофа уже наступила, то почему народ так безмятежен, почему не слышно его беспокойного роптания?

Отсутствию беспокойства в массах может быть только одно объяснение: «катастрофа» для русского человека привычное состояние. То естественное состояние, в котором всегда находилось и до сих пор находится большинство населения на территории с названием Россия.

Просто сегодня больше, чем, скажем, 50 или 100 лет назад, людей стало обращать внимание на то, как они живут. Кроме того недавно получены возможность и право публично заявить об этом факте. Правда, поездив по свету, посмотрев и, сказав себе: «живут же люди», большинство перешло к привычной у себя дома повестке дня. А некоторые путешественники даже разницы не увидели. Так что никакой катастрофы. Привычное не может быть катастрофическим. Нельзя же нормальному человеку всё время жить в ожидании надвигающегося несчастья.

Катастрофа исключительно в головах немногих эстетов. Причём они озабочены не тем, например, что большинству в России сегодня живётся якобы хуже, чем вчера, или, хуже, чем «в серебряный век». Нет. Просто эстетам страстно хочется, чтобы «у нас» немедленно было как «у них». Чтобы «Путина» можно было бы волею большинства электората переизбрать, чтобы трамваи ходили по расписанию, а народ перестал бы пИсать в подъездах. Только и всего.

Эстетам хочется. Поэтому они регулярно, по очереди берут слово и вовсеуслышание заявляют об этом. При этом в надвигающейся или уже наступившей катастрофе они обвиняют то тёмный народ, то средневековую власть, но сами понятия не имеют, что следует предпринять, чтобы изменить дело к лучшему. Одно время было замечательное предложение убрать с дороги дохлую лошадь. Постояли, пошумели, почесали затылок да и разошлись. А лошадь и ныне там. Потом некоторое время на руках носили одного случайно подвернувшегося молодого человека. Носили, носили, да и бросили.

…Итак, российская катастрофа – понятие не политическое или экономическое, а только эстетическое, богемное. Иначе, критики не рассуждали бы так долго, а давно бы проявили активность, не мешкая вышли бы на Сенатскую площадь… Вместо этого ничего кроме надоевших жалоб и нытья.

Русские интеллигенты и политики ломают головы, но все «русские идеи» – от триады Уварова до скрепов Путина – по-прежнему не убеждают большинство. Не в последнюю очередь потому, что их назначение, как правило, в том, чтобы идеологически обслужить авторитарную власть – самодержавную, коммунистическую или президентскую. Тогда как без внимания и последовательного анализа остаются главные препятствия на пути России к единой концепции бытия, а именно – наличие традиционного, передаваемого по наследству авторитаризма и отсутствие в стране гражданского мира.

Авторитаризм нельзя отменить ни революцией, ни декретом. Революция или декрет ставят только точку в конце уже закончившегося процесса.

А гражданский мир это не объяснение в любви. Он не висит в воздухе. Гражданский мир, как и гражданский брак, должен иметь основу, концпцию бытия.

Альтернатива авторитаризму это демократия. Демократия является принципом общественного устройства свободных людей. Первыми по-настоящему свободными становятся люди материально независимые, например, имеющие своё собственное дело или, говоря современым языком, свой бизнес. Основа бизнеса, в свою очередь, – собственность. Следовательно, собственность это одновременно и средство, и цель свободного человека. Работая, человек создаёт собственность, имея собственность он вынужден работать.

Таким образом, собственность (бизнес) и демократия это и средство преодоления автократии, и основа гражданского мира, основа Примирения. «Давайте работать, без того, чтобы погружаться в бесплодные размышления. Это единственный способ сделать свою жизнь сносной.» (Вольтер)

Русский же человек по-прежнему уповает только на чудо. Он как сказочный Иван-дурак лежит на печи в ожидании собственного волшебного превращения в Ивана-царевича. Не случайно, мы наблюдаем такое столпотворение у разного рода священных реликвий. Как сделать так, чтобы Ваня спустился, наконец, на землю и включился в общую работу? Кто подставит ему плечо?… Спасение придёт с той стороны, откуда его не ждут.

Объективно такую задачу могут и должны выполнить те, у кого в руках собственность и власть. Это – для многих несимпатичные бенефециары, то есть те, кто с выгодой для себя участвовал в несправедливом, с точки зрения большинства, распределении и перераспределении общей собственности и теперь заинтересован в её сохранении. Так должно быть и будет.

Ибо «собственность (ещё и) обязывает. Её использование должно одновременно служить общему благу.» (Статья 14 (2) Основного Закона (Конституции) Федеративной Республики Германия.) Чужая Конституция, но идея универсальная.

Российские собственники, кроме того, в долгу перед Отечеством и его гражданами. Рано или поздно будет добровольный съезд. Должники составят на нём план возрождения России. Это будет день национального Примирения.

Есть человек, который уже прямо сейчас может начать подготовку к съезду. Он как раз размышляет над тем, что ему делать…

Пойдёт развитие таким путём, то можно надеется, что сегодняшний варварский грабительский, полуфеодальный несимпатичный российский капитализм через два-три поколения превратится в капитализм более или менее цивилизованный, то есть демократический и социальный.