Патриотизм это – любовь к государству

Есть два высказывания в послании президента Путина Федеральному собранию, которые имеют не конъюктурное, а всеобщее, можно даже сказать, философское значение.

В первом случае президент говорит о готовности граждан «работать ради России», о их «сердечной, искренней заботе» о ней.

По-моему, „сердечно, искренне“ заботиться можно только о людях – о людях России и не только, и в первую очередь, конечно, о своих близких. Гражданам России, как, впрочем, и гражданам других стран следует, конечно, заботиться, если говорить вообще, о многих вещах, например, о состоянии дорог, о качестве образования ну и т. д., не будем оглашать весь список. Но «сердечно и искренне» заботиться, повторяю, можно только о людях. Но слово сказано, не будем придираться к словам, а скажем коротко о том, что кроется за этим высказыванием президента. Тут речь, безусловно, о таком важном понятии, как патриотизм. Другими словами, «сердечно заботиться о России», значит – быть патриотом, любить свою Родину, а Родина в России, как известно, – мать. Казалось бы, теперь всё сходиться, всё ясно, всё правильно. Но тут, на мой взгляд, есть ещё одна тонкость: русский язык, в отличие, например, от немецкого
позволяет различать Родину с большой буквы и Отечество. Так вот, когда мы говорим о любви к Родине, мы имеем в  виду любовь к  родной культуре, родному языку, родной природе – естественное для каждого человека чувство. Это надо отличать от патриотизма – от любви к Отечеству (Vaterland), т. е. от любви к государству.

Здесь же содержится ещё одна мысль, заслуживающая комментария. Президент говорит о готовности граждан «работать ради России». По-моему, правильно следовало бы говорить о готовности граждан работать на себя. Всякий гражданин, работая на себя, работает тем самым на общество – всё равно, как оно называется, – Россия или Соединённые Штаты Америки. Это было доказано ещё Адамом Смитом на примере знаменитого его булочника.

Наконец, во втором случае президент говорит о «нашей общей истории, к
которой
 относиться нужно с уважением».

Что это значит: относится к истории «с уважением»? Согласно, например, словарю С. Ожегова, уважение это – почтительное отношение, основанное на признании чьих-нибудь достоинств. Итак, к собственной истории следует относиться с почтением. Замечательно! Тем не менее мы ни на шаг не продвинулись вперёд, отвечая на поставленный выше вопрос. Может быть вопрос сформулировать иначе: как следует относится к нашей (и «не нашей», кстати, тоже) истории? Я думаю, что вряд ли будут большие расхождения во мнениях среди тех, кто будет отвечать на этот вопрос. К истории следует относится прежде всего критически, а на втором месте – трезво, по-деловому. Вся история – это большая ошибка, которую всякое следующее поколение, т. к. оно задним числом умнее, должно попытаться исправить.

О патриотизме «национал-предателей»

 10 апреля 2014, 09:10

Линия фронта между Россией и Западом в последний раз – отступать больше некуда – переместилась на восток. Теперь она неожиданно проходит по линии государственной границы с Украиной. А в тылу расколотое российское общество: на этот раз на патриотов и национал-предателей.

Без претензии на научность, а исключительно с целью избежать спора о словах дадим определение термину «патриотизм». Желающие могут, конечно, наполнить этот термин каким угодно другим содержанием. Но тогда это будет уже другой разговор.

Итак, первое, что приходит в голову, говоря о патриотизме – это любовь. В этом смысле любить можно Родину, и любить можно Отечество.

Любить Родину, значит быть неравнодушным к родной культуре, родному языку, к родной природе, к месту, где родился и вырос. Любить Родину – дело интимное, личное.

Быть патриотом, напротив, это значит любить Отечество, жить и работать, не забывая о благе государства. Высшим проявлением патриотизма является готовность, если потребуется, умереть за Отечество. Быть патриотом, следовательно, – дело общественное, политическое.

Патриотами не рождаются. Патриотов воспитывает государство. Плохо, если за дело берётся пропаганда. Цель пропаганды – отучить человека критически мыслить. Заставить его думать исключительно о благе государства, как некой высшей цели. Немец или француз, например, в своё время искренне верили, что умереть за Эльзас-Лотарингию это святое дело. Сегодня, правда, они думают иначе. В отличие от иных русских патриотов, которые с некоторым опазданием всё ещё продолжают верить пропаганде и готовы в смертельной схватке с украинцами умереть за Донбасс.

Почти в каждой немецкой деревне есть памятник или монумент. Поставлены они в память землякам, односельчанам, своим или соседским мальчишкам, ставших солдатами и погибших где-то на полях сражений 1-й мировой. Эти памятники или монументы патриотам, сложивших головы за фатерланд. Историки до сих пор спорят, какой король, император или царь был прав, а какой виноват в 1914 году. Какое значение это имело для одураченных пропагандой патриотов? Их смерть – исторической итог бездарной коллективной бесчеловечной политики тогдашних «хозяев жизни»?

Но прогресс уже есть. Дураков умирать «за хозяина» в мире заметно поубавилось. Например, каких-нибудь 100 или 200 лет назад Крым давно бы уже стал театром военных действий.

Так вот некоторые скептики – возвращаясь к началу рассуждений – в отличие от патриотов уверены:

а) наделять одного человека правом решать вопросы войны и мира легкомысленно, более того недопустимо;

в) конфликтовать, тем более воевать с Украиной не следует, это большая ошибка.

Патриоты окрестили критиков национал-предателями. А может быть критики как раз и есть настоящие патриоты? www.polemist.de