Скоро сказка сказывается…

28 января 2014, 12:34

 

—          Не стреляйте в пианиста!.. Вы же его сами выбрали.

          Хорошо. Но бездарного музыканта со сцены в шею гнать можно?

          Пианист не справляется. Но это не главное. Кто-то хочет забрать власть.

(Подслушанный диалог)

 

Бесспорно, на Украине идёт борьба за власть. С точки зрения российского обывателя она примечательна тем, что Украина это российская примерочная. Здесь подгоняется по росту будущая российская политическая модель. По ней русские будут шить своё демократические платье. Украина ведь со всеми её особенностями — это почти один к одному Россия. Кавказ, Прибалтика, Средняя Азия – всё не то. Украина – да!

Кроме сравнимой ментальности населения обе страны после развала СССР и прохладного прощания с коммунизмом взяли одинаковый старт. Одинаковый разбег. И на первом этапе имели даже одинаковую скорость, скорость автомобиля «Запорожец».

И вдруг на Украине ускорение. Откуда силы? Дело в том, что наряду с внешним сходством у сестрёр-близнецов есть одно важное различие. Одна — бесприданница, у другой — нефть и газ. Подданные последней, российские граждане, могут себе позволить поэтому иногда замедлить темп своего движения, сделать остановку, выпить, закусить… И даже вздремнуть часок. Украинцы такой возможности не имеют. Всё, что у них было, — давно украли, растащили, распилили… Остались у граждан только голова да руки.

Но нет худа без добра. Надо как-то жить, выживать. И на Украине гораздо большими темпами, чем в России, начинает расти мелкий и средний бизнес, который, как везде в мире, вынужден часто полагаться только на себя. Мало того. На Украине ещё и в условиях, когда бюрократия ставит палки в колёса. Сначала, когда было что делить, чиновники брали взятки по-крупному. Но времена золотой лихорадки миновали. Теперь стали брать и «по мелочи». На безрыбье и рак рыба. Но для молодого неокрепшего бизнеса эти «мелочи» нередко вопрос жизни и смерти. Отчего представители малого и среднего бизнеса – активные, интеллигентные, целеустремлённые — самая надёжная социальная база протеста. Не чета Иванушке-Дураку, всё ещё лежащему на печи и мечтающему заполучить в жёны царскую дочку… Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается. В сказке есть счастливый конец. А в жизни? То-то… Вот где русская правда —  в русском фольклёре.

 

Вернёмся, однако, на Украину. В то время, как одни вынуждены там бороться за выживание, другие, прихватив народное, как своё, хотели бы теперь украденное сохранить. Как это сделать? Очень просто. Соединием краденного с демократической властью.

Но власть сегодня получить труднее, чем вчера. Энтузиазма у электората заметно поубавилось. Без предвыборной кампании не обойтись. Нужны бабки. А у кого они?..

Круг замкнулся: у кого власть, у того бабки, у кого бабки, у того власть.- Власть не узурпированная, а полученная совершенно законным, конституционным, демократическим путём, путём всеобщего, тайного и так далее голосования…

Самое любопытное, что, все усилия на первом этапе напрасны. Кто бы не получил власть – украинские Прохоров, Навальный или доморощенный Виталий Кличко — будущего хаоса переходного периода всё равно не избежать. Многие, устав от авторитаризма, видят спасение в парламентской республике. Но что такое парламентская республика в Киеве или Москве? Это КС — Координационный Совет. Напомню тем, кто уже забыл. Это вполне респектабельный демократический выборный орган – прообраз будущих российского и украинского парламентов.

Вор или тиран?

26 января 2014, 16:39

Леонид Волков известен в Москве как успешный практик прошлой предвыборной борьбы. После опубликования его статьи «Право на восстание» http://www.echo.msk.ru/blog/volkov_l/1244370-echo/ его можно смело считать теоретиком будущей революции. Здесь он делает попытку общественную практику на примере Майдана объяснить с помощью общественной теории. Все комментаторы или политологи заняты в основном выяснением вопроса, кто прав, а кто виноват, гадая, как долго продержится Янукович и хватит ли у Кличко умища, что бы занять пост президента республики. Волков же ставит вопрос иначе. Он совершенно правильно спрашивает не «кто?», а «что?».

По-моему, значение общественной теории до сих пор в целом недооценивается. Поэтому народ (а в своей статье Волков часто ссылается на народ) не знает, каких принципов придерживается власть, а каких — оппозиция, какова концепция бытия, например, Путина, а какова – Навального. Их почитать, послушать – всё общие места.

По примеру одного известного киногероя Волков в своих рассуждениях идёт «простым логическим путём». Ссылаясь на «все демократические конституции», он пишет: «Если народ является единственным источником власти, то он имет право на осуществление своей власти непосредственно, то есть имеет право путём восстания взять её в свои руки».

Если «народ имеет право восстанием, то есть силой взять власть», то, мы вправе сделать допущение, что к моменту восстания власть должна находиться в «чужих руках»? В чьих? Как власть туда, «в недемократические руки» попала? А может быть власть всегда уже была «в чужих руках»? Но если власть недемократическая, то какое это имеет отношение ко «всем демократическим конституциям», в которых, по мнению Волкова зафиксировано «право на восстание»?

Демократическая конституция, гарантируя «народу» право на восстание, допускает тем самым возможность свержения Демократии, то есть возможность устранения самой себя. Мало ли что «народу» придёт в голову. Ни одно государство, ни одна власть, в том числе демократеческая, не согласится с такой постановкой вопроса. Любая власть уверена, что она легитимна. Демократия не исключние. Следовательно, демократическая конституция и зафиксированное в ней право на восстание исключают друг друга.

Противоречие разрешается при внимательном чтении Основного закона, Конституции ФРГ. 4-й абзац статьи 20 этого документа цитирует Волков в доказательство правильности своего тезиса — права народа на восстание. Вот это место: «Всякому, кто попытается устранить этот (демократический – В.Ч.) строй, все немцы имеют право оказывать сопротивление, если не могут быть использованы иные средства.»

В чём разница?

Волков говорит о праве народа на восстание вообще, то есть о праве народа на революционное свержение действующей власти в принципе. В немецкой же Конституции речь идёт о праве народа на сопротивление попыткам устранить Демократию, демократический строй. Германия, например, согласно Конституции этой страны, демократическое государство. Если вдруг со стороны некой силы «из народа» (а откуда ещё?) возникнет опасность устранения этого демократического строя, то немцы (демократы из народа!) имеют право на сопротивление. Иначе говоря: «восстание» это штурм, нападение, атака на «строй» с целью его свержения и замены, а «сопротивление» – его защита.

В конце-концов Волков, говоря о народном «праве на восстание в целях сопротивления», запутывает дело окончательно…

Итак, одно из двух: или народ имеет дело с Демократией и готов её защищать, то есть готов оказывать сопротивление попыткам устранить демократический строй, или налицо тирания, режим угнетения, и тогда уже со ссылкой на Всеобщую декларацию прав человека (а не на Конституцию данной страны!) можно признать легитимным восстание против власти угнетателей.

Самое время от слов перейти к делу, от революционной теории перейти к революционной практике. Последуем вслед за Волковым на Майдан, в самую гущу «восстания народа» против «господства тирании и угнетения», туда, где по другую сторону баррикад стоят «люди в бронежилетах».

В теории, как мы видели, не всё так просто. Зато, разобравшись в ней, легко соориентироваться на практике. Тем, собственно, и хороша теория. В этом её и назначение.

Начнём с того, что «люди в бронежилетах» это тоже народ. Дадут им приказ, и они, по словам одного из военных, в течение двух часов разгонят другую часть народа, реализующей, по Волкову, своё право на восстание, забрасывая униформированных бутылками с коктейлем Молотова.

Во-вторых, наряду с Майданом и примерами захвата народом администраивных зданий «на местах» имеется ещё и другая, значительно бОльшая масса украинского народа, которая нередко симпатзируя Майдану, страшно боится последствий его победы. Эти люди охвачены страхом, который имеет корни в прошлом опыте. Люди боятся потерять последнее. Они почему-то уверены: на смену одним жуликам придут другие, те, которых пока не допустили к общественному корыту. …И всё начнётся сначала. Вот почему, в частности, народ не реагирует на призывы начать всеобщую забастовку, что было бы логичным продолжением «народного восстания», начало которому положил Майдан…

Самое трудное в наших рассуждениях позади. Чтобы объяснить, что происходит в Украине, требуется ответить на простой вопрос: Янукович это тиран, узурпировавший власть, или бездарный политик, пару лет назад демократическим путём выбранный народом по ошибке? На этот вопрос также легко ответить, как и на следующий: Майдан это сопротивление ворам, превратившихся в высокомерных политиков, игнорирующих, обесценивающих демократию, или это восстание против тирании?

Не много ли ворам чести считать их тиранами?

«Собственность обязывает» (Статья 14 (2) Конституции ФРГ)

20 января 2014, 10:03

 

Русские, на свой манер, дважды отпраздновав Новый год, — и по Юлианскому, и по Григорианскому календарю, — вновь впали в депрессию.

Тема, которая активно обсуждается на эхе, это «русская катастрофа». Правда, у пишущих нет единого мнения. Одни уверены, что катастрофа уже наступила, другие считают, что Россия к апокалипсису только ещё приближается.

Если трагедия ещё впереди, то где то последнее критическое зерно, должное превратить отдельно взятые зёрна в кучу? А если катастрофа уже наступила, то почему народ так безмятежен, почему не слышно его беспокойного роптания?

Отсутствию беспокойства в массах может быть только одно объяснение: «катастрофа» для русского человека привычное состояние. То естественное состояние, в котором всегда находилось и до сих пор находится большинство населения на территории с названием Россия.

Просто сегодня больше, чем, скажем, 50 или 100 лет назад, людей стало обращать внимание на то, как они живут. Кроме того недавно получены возможность и право публично заявить об этом факте. Правда, поездив по свету, посмотрев и, сказав себе: «живут же люди», большинство перешло к привычной у себя дома повестке дня. А некоторые путешественники даже разницы не увидели. Так что никакой катастрофы. Привычное не может быть катастрофическим. Нельзя же нормальному человеку всё время жить в ожидании надвигающегося несчастья.

Катастрофа исключительно в головах немногих эстетов. Причём они озабочены не тем, например, что большинству в России сегодня живётся якобы хуже, чем вчера, или, хуже, чем «в серебряный век». Нет. Просто эстетам страстно хочется, чтобы «у нас» немедленно было как «у них». Чтобы «Путина» можно было бы волею большинства электората переизбрать, чтобы трамваи ходили по расписанию, а народ перестал бы пИсать в подъездах. Только и всего.

Эстетам хочется. Поэтому они регулярно, по очереди берут слово и вовсеуслышание заявляют об этом. При этом в надвигающейся или уже наступившей катастрофе они обвиняют то тёмный народ, то средневековую власть, но сами понятия не имеют, что следует предпринять, чтобы изменить дело к лучшему. Одно время было замечательное предложение убрать с дороги дохлую лошадь. Постояли, пошумели, почесали затылок да и разошлись. А лошадь и ныне там. Потом некоторое время на руках носили одного случайно подвернувшегося молодого человека. Носили, носили, да и бросили.

…Итак, российская катастрофа – понятие не политическое или экономическое, а только эстетическое, богемное. Иначе, критики не рассуждали бы так долго, а давно бы проявили активность, не мешкая вышли бы на Сенатскую площадь… Вместо этого ничего кроме надоевших жалоб и нытья.

Русские интеллигенты и политики ломают головы, но все «русские идеи» – от триады Уварова до скрепов Путина – по-прежнему не убеждают большинство. Не в последнюю очередь потому, что их назначение, как правило, в том, чтобы идеологически обслужить авторитарную власть – самодержавную, коммунистическую или президентскую. Тогда как без внимания и последовательного анализа остаются главные препятствия на пути России к единой концепции бытия, а именно – наличие традиционного, передаваемого по наследству авторитаризма и отсутствие в стране гражданского мира.

Авторитаризм нельзя отменить ни революцией, ни декретом. Революция или декрет ставят только точку в конце уже закончившегося процесса.

А гражданский мир это не объяснение в любви. Он не висит в воздухе. Гражданский мир, как и гражданский брак, должен иметь основу, концпцию бытия.

Альтернатива авторитаризму это демократия. Демократия является принципом общественного устройства свободных людей. Первыми по-настоящему свободными становятся люди материально независимые, например, имеющие своё собственное дело или, говоря современым языком, свой бизнес. Основа бизнеса, в свою очередь, — собственность. Следовательно, собственность это одновременно и средство, и цель свободного человека. Работая, человек создаёт собственность, имея собственность он вынужден работать.

Таким образом, собственность (бизнес) и демократия это и средство преодоления автократии, и основа гражданского мира, основа Примирения. «Давайте работать, без того, чтобы погружаться в бесплодные размышления. Это единственный способ сделать свою жизнь сносной.» (Вольтер)

Русский же человек по-прежнему уповает только на чудо. Он как сказочный Иван-дурак лежит на печи в ожидании собственного волшебного превращения в Ивана-царевича. Не случайно, мы наблюдаем такое столпотворение у разного рода священных реликвий. Как сделать так, чтобы Ваня спустился, наконец, на землю и включился в общую работу? Кто подставит ему плечо?… Спасение придёт с той стороны, откуда его не ждут.

Объективно такую задачу могут и должны выполнить те, у кого в руках собственность и власть. Это — для многих несимпатичные бенефециары, то есть те, кто с выгодой для себя участвовал в несправедливом, с точки зрения большинства, распределении и перераспределении общей собственности и теперь заинтересован в её сохранении. Так должно быть и будет.

Ибо «собственность (ещё и) обязывает. Её использование должно одновременно служить общему благу.» (Статья 14 (2) Основного Закона (Конституции) Федеративной Республики Германия.) Чужая Конституция, но идея универсальная.

Российские собственники, кроме того, в долгу перед Отечеством и его гражданами. Рано или поздно будет добровольный съезд. Должники составят на нём план возрождения России. Это будет день национального Примирения.

Есть человек, который уже прямо сейчас может начать подготовку к съезду. Он как раз размышляет над тем, что ему делать…

Пойдёт развитие таким путём, то можно надеется, что сегодняшний варварский грабительский, полуфеодальный несимпатичный российский капитализм через два-три поколения превратится в капитализм более или менее цивилизованный, то есть демократический и социальный.

Путин — демократ чистой воды

16 января 2014, 10:15
Ответ Пионтковскому
http://www.echo.msk.ru/blog/piontkovsky_a/1247602-echo/

Например. сегодня некоторые настойчиво предлагают «организовать русский Нюрнберг». Но стоило обнародовать эту идею, как тут же стали поступать альтернативные предложения – организовать и провести суд над будущими «организаторами Нюрнберга»…«Русская идея», как видим, у каждого своя…

… Суть МОЕЙ, например, заключается в Примирении. Изложив её содержание полгода назад подробно http://www.echo.msk.ru/blog/pjotrbc/1114250-echo/ , я в заключение сделал предположение, что первым руку для примирения Путину протянет Ходорковский. Спустя полгода мой прогноз подтвердился. Случайность? Дар провИдения? Ни то, ни другое. Тут есть своя исторического логика.

И «посадка» Ходорковского и его неожиданное для многих «братание» с Путиным это звенья одной цепи. «Братание», например, это не прекращение спора частных лиц, проболевших «высокомерией» и «гордыней», а символическое начало примирения всех актёров главного события в истории России за последние 100 лет – участников приватизации общественной (государственной) собственности. 20 лет спустя бенефициары пришли к правильному и, с их точки зрения, своевременному, выводу, что все противоречия между ними, какими бы непреодолимыми они ни казались, ничто по сравнению с требованием пересмотреть итоги приватизации, итоги залоговых аукционов и так далее.

Стремление сохранить собственность, сохранив в своих руках власть, чтобы в конце-концов найти быстрый способ превращения России в демократическое государство западного образца, в этом суть суть примирения Путина с Ходорковским. Запад, кстати, такой поворот дела, конечно, приветствует.

Только большинство российских граждан к демократии никакого интереса пока не проявляет. На первый взгляд, парадокс. Объяснение простое: в демократии заинтнтересованы в первую очередь собственники; холопам правовое государство ни к чему.

Не парадоксом, а, более того, абсурдом должно казаться некоторым утверждение, что Путин — «демократ чистой воды» (канцлер Шрёдер). Но при ближайшем рассмотрении вопроса всякому должно быть понятно, что никто так сильно не заинтересован в правовом государстве, как приватизаторы, прикарманившие основную часть общественного богатства. По косвенным признакам к ним следует отнести и Путина.

Простые граждане, будущие олигархи, находившиеся ближе всех к общественному корыту, сначала были заинтересованы в правовом хаосе. Но ровно до тех пор, пока корыто было наполнено жратвой, подлежащей распределению. Опустело корыто, перекочевала собственность в частные руки, в личные закрома, разбросанные по всему миру, немедленно стал актуальным другой вопрос, а именно: как сохранить собственность. На помощь спешит правовое государство — проверенный инструмент, гарантирующий неприкосновенность частной собственности, в том числе полученной при юридически спорных или невыясненных обстоятельствах.

Но какое нам до всего этого дела? – спросит разочарованный читатель, которому не повезло быть активным участником раздела и передела  когда-то всем принажлежавшей собственности.

Читатель, ваши интересы, как и интересы общества в целом, в том, чтобы Россия как можно скорее стала демократическим, правовым государством. Единственным изъяном на лице такого будущего государства, печатью, указывающей на его неромантическое происхождение, будет частная собственность. Собственность, накопленная в романтические 90-е годы, годы безграничных возможностей.

Примирение Шендеровича с Радзиховским как Русская идея

Пост с продолжением — на Эхе это скорее исключение. Например, «Русская катастрофа. Выход есть!» Игоря Чубайса. http://www.echo.msk.ru/blog/i_chub/1235434-echo/#cmnt-21586102. Отступление от правила cледует, очевидно, рассматривать как приглашение читателям продолжить дискуссию на важную тему.

В двух словах. cуть вопроса.

Сначала автор ставит, по его мнению, бесспорный («все согласны»), безжалостный диагноз: Российское «государство и общество находится в состоянии глубокого кризиса» Приближается «Русская Катастрофа».
Затем он возвращается в своих размышлениях на полтора века назад. Это был «серебряный век российской истории». Пока не появились «атеисты, нигилисты, террористы и бомбисты(?)», окончательно похоронившие Русскую Идею («Р.И.»), и её три составные части: «православие, собирание земель и общинный коллективизм». (Заметка на полях: «Русская Идея» Чубайса это плохая копия с оригинала, с уваровской триады: православие, самодержавие, народность.)

Октябрь 17-го. Разрыв с «русской идеей», «тысячалетней российской традицией». Так началась и до сих пор продолжается в полоса исторического невезения, период, который вот-вот может закончиться к русской катастрофой.

Однако, ещё не поздно. Ещё есть выход, если идти по жизни, взяв за основу бытия уже собственную триаду Чубайса: «единый учебник», «обустройство России» и «нравственность/духовность». (Заметка на полях: Автор так и не определился с терминологией – иногда у него речь о «российской», иногда о «русской идее». Поэтому он принял соломоново решения, выбрав аббревиатуру «Р.И.».)

По-моему, здесь как раз тот случай, когда спорить не о чём. Какой Россия была до революции, какой после и, какова она сегодня, — это уже давным-давно известно. Например, бесспорен факт, что Россия на грани катастрофы находилась всегда. Ничего нового. Просто сегодня большее, чем, скажем 50 или 100 лет назад, число людей обратило на это внимание. Потому что впервые получены возможность и право публично заявить об этом. Ну и что? Поездили по свету, посмотрели и, сказав себе: «живут же люди», перешли к привычной у себя дома повестке дня. А некоторые путешественники даже разницы не увидели.Так что никакой катастрофы.

Катастрофа исключительно в головах немногих эстетов. Причём она для них не в том, например, что большинству в России сегодня живётся якобы хуже, чем вчера, или, хуже, чем «в серебряный век». Нет. Просто эстетам страстно хочется, чтобы «у нас» было как «у них». Чтобы «Путина» можно было бы волею большинства электората переизбрать, чтобы трамваи ходили по расписанию, а народ перестал бы пИсать в подъездах. Только и всего.

Где кратчайший путь к такому состоянию? – вот вопрос. И есть ли он вообще? А может быть «катастрофическое состояние» как раз и есть то нормальное, единственно возможное, естественное состояние, в котором всегда находились и до сих пор находятся жители территории с названием Россия? Тоже может быть… Но мне не хотелось бы так думать. Поэтому я продолжу свои рассуждения…

Политика такая область, где каждый чувствует себя как дома. Так вот, я уверен, что «каждый» совершенно точно знает, «даже если он вообще больше ничего не знает», что ни триада Чубайса, ни дорожная карта Пионтковского, ни даже Pussy Riot тут делу не помогут.

Но почему? Почему все «русские идеи» — будь-то триада Уварова, «Р.И.»Чубайса или скрепы Путина – так неубедительны? Не потому ли, что их назначение, как правило, в том, чтобы идеологически обслужить авторитарную власть – самодержавную, коммунистическую или президентскую? Идеи же «независимых авторов» слишком банальны («обустройство России», «нравственность-духовность» и т. д.), чтобы брать их всеръёз. Но главное, «независимые» оставляют без должного внимания то, что является основным препятствием на пути России к единой концепции бытия, а именно – последовательный, передаваемый по наследству авторитаризм и отсутствие в стране гражданского мира.

Вот и Чубайс предлагает «подвести черту» и «организовать русский Нюрнберг». Но стоило ему обнародовать свою идею, как тут же стали поступать альтернативные предложения – организовать и провести суд над «Чубайсами»…«Русская идея», как видим, у каждого своя…

… Суть моей идеи, например, заключается в Примирении. Изложив её подробно http://www.echo.msk.ru/blog/pjotrbc/1114250-echo/ , я в заключение сделал предположение, что Ходорковский первым протянет руку для примирения Путину. Спустя полгода мой прогноз получил подтверждение. Случайность? Дар провИдения? Ни то, ни другое. Тут есть своя исторического логика.
Освобождение Ходорковского было неожиданностью. Ещё не так давно за русскую идею эховцы скорее готовы были бы принять примирение Шендеровича с Радзиховским, чем примерение Путина со своим, как тогда говорили, главным узником.В чём здесь дело?

«Братание» Путина с Ходорковским это не прекращение спора частных лиц, а символическое начало примирения всех актёров главного исторического спектакля в России за последние 100 лет – участников приватизации общественной (государственной) собственности. Сегодня, два десятилетия спустя бенефициары пришли к своевременному и правильному выводу, что все внутренние кастовые противоречия, какими бы непреодолимыми они ни казались, ничто по сравнению с требованием пересмотреть итоги приватизации, итоги залоговых аукционов и так далее.

Стремление сохранить собственность, сохранив в своих руках власть, чтобы в конце-концов найти быстрый способ превращения России в демократическое государство западного образца, в этом суть примирения Путина с Ходорковским. Кстати, и для Запада благоприятный поворот .

Одни только российские граждане к демократии никакого интереса пока не проявляют. На первый взгляд, парадокс. Ответ простой: в демократии заинтнтересованы в первую очередь собственники, уже свободные граждане. Холопам правовое государство ни к чему, за них решает хозяин.

Не парадоксом, а, более того, абсурдом должно казаться некоторым утверждение, что Путин — «демократ чистой воды» (канцлер Шрёдер). Но при ближайшем рассмотрении вопроса всякому должно быть понятно, что никто так сильно не заинтересован в правовом государстве, как приватизаторы, прикарманившие часть общественного богатства. По косвенным признакам к ним следует отнести и Путина.

Обычные пока граждане, будущие олигархи, случайно оказавшиеся ближе всех к общественному корыту, поначалу были заинтересованы в правовом хаосе. Но ровно до тех пор, пока корыто было наполнено жратвой, подлежащей распределению. Как только корыто опустело, а собственность перекочевала в частные руки, в личные закрома бенефециаров, разбросанные по всему миру, немедленно стал актуальным другой вопрос — как сохранить собственность? И здесь на помощь спешит правовое государство — проверенный инструмент, гарантирующий неприкосновенность частной собственности, в том числе полученной при юридически спорных, до конца не выясненных обстоятельствах.

Но какое нам до всего этого дела? – спросит разочарованный читатель, которому не повезло быть самому активным участником раздела и передела когда-то всем принажлежавшей собственности.

Читатель, ваши интересы, как и интересы общества в целом, в том, чтобы Россия как можно скорее стала демократическим, правовым государством. Единственным изъяном на лице такого будущего государства, печатью, указывающей на его неромантическое происхождение, будет частная собственность. Собственность, накопленная в романтические 90-е, в годы безграничных возможностей.

2014-й

30 декабря 2013, 13:34

В программе ««2013» с Ириной Прохоровой» слушателям был задан вопрос: «2014-й будет для России годом разъединяющим или скорее объединяющим?»

Большинство слушателей, принявших участие в голосовании, это пессимисты. 86 % из них считают, что раскол в российском обществе по-прежнему сохранится.

Любопытно, что из постановки вопроса не было ясно, где проходит граница, разделяющая общество. Но проголосовавшие, похоже, её хорошо себе представляют, раз уверенно предсказывают её сохранение и в будущем. Или «разъединение» в России тотальное, всеобщее? Все конфликтуют со всеми: государство с гражданами, консерваторы с либералами, богатые с бедными, верующие с атеистами, москвичи с жителями других городов, отцы с детьми, мужчины с не мужчинами…

Обратный кадр: конец 80-х – декабрь 2013-й.

Перестройка. Восторгу советских граждан нет границ. Охваченное энтузиазмом большинство абсолютно уверено: СССР, благодаря М.Горбачёву, без всякого труда будет принят в «цивилизованную» семью богатых западных соседей. Некоторые простые советские граждане на зависть остальным уже гордо разъезжали по стране на иномарках. Никому не мешало, что это были развалюхи.

Отрезвление наступило быстро. Теперь уже другому чувству, разочарованию, не было конца.

Кризис. Распад СССР. Неолиберальные реформы Е. Гайдара. Варварская приватизация и новый кризис. Обстрел парламента. Принятие Основного закона. Президент получает безграничные полномочия. Российская государственность вернулась в свои старые привычные берега – к традиционно русскому авторитаризму.

Результат? Россия получила не цивилизованное рыночное конкурентное хозяйство на основе частного права (откуда ему, цивилизованному рынку взяться?), а грубую конкуренцию ловких «хозяйственников», комсомольцов и коммунистов, внезапно перебежавших на сторону классового врага, и теперь буквально не на жизнь, а на смерть борющихся между собой за право владения коллективной собственностью.

С принятием демократической конституции, формально предусматривающей разделение властей и свободную прессу, в России de facto установилось верховенство одной ветви власти, а именно: верховенство исполнительной власти над законодательной, над судебной и над СМИ  — четвёртой властью. Возникла парадоксальная ситуация: на бумаге (согласно конституции) Россия стала новым демократическим государством, на деле же она продолжала оставаться традиционной автократией.

Во главе этого хаоса стоял наделённый неограниченной властью, но фактически невменяемый Ельцин. Молодым олигархам, новым хозяевам России (по крайней мере таковыми они себя считали), собственниками украденных богатств необходим был трезвый, но послушный глава государства. Самым подходящим кандидатом на эту роль, с точки зрения «новых хозяев», был, казалось, рекомендованный Б.Березовским невзрачный на вид, незаметный, исполнительный Владимир Путин. …К счастью для страны, олигархи сильно просчитались.

В течение короткого времени Путин неконтролируемому беспределу положил конец и поставил его под свой единоличный контроль. Все рычаги власти он сосредоточил в своих президентских структурах. Очень быстро он подчинил себе все парламентские партии, суды, «Чурова», сколько-нибудь важные общественные организации, федеральные TV-каналы, губернаторов… «Конкурентов», несогласных либо взяли под стражу (Ходорковский),  либо они оказалась в эмиграции (Березовский, Гусинский).

Итак, дело, начатое Ельциным — создание нового авторитарного государства взамен разрушенного советского, старого —  Путин, будучи трезвым человеком и политиком, удивительно быстро довёл до конца: вся власть в России сконцентрировалась в руках одного человека.

Конец ретроспективы. Как будут развиваться события дальше?

Два факта, эпизода из общественной жизни России уходящего 2013-ого, являются ключом, позволяющим нам открыть потайную дверь и заглянуть в будущее.

Первый факт – это выборы московского мэра. Он указывает, на каком поле и каким способом в России уже ближайшего будущего будет (должна будет!) вестись борьба за власть, а именно: цивилизованным способом, на демократическом поле.

Будущие историки напишут, что это был сознательный, гениальный, своевременный ход Путина. Не знаю. О таком ходе, кстати, давно мечтали умеренные демократы: Путин сильной авторитарной рукой ведёт Россию на Запад. Сознательно или «бессознательно» – это, в конце-концов, то есть с практической точки зрения, неважно. Но, например, участие в выборах Навального-Непримиримого говорит о том, что джин вышел из бутылки.

Факт номер два – это помилование Ходорковского и выход его на свободу. Биография Ходорковского — активного участника беспредела, большого грешника, искупившего свою вину, без вины осуждённого и виноватого одновременно – является не только примером борьбы враждующих сторон при разделе собственности и власти. С именем Ходорковского связывают ещё и дискуссию конкурирующих между собой идей по вопросу возможных путей развития России.

Отсюда, выход Ходорковского на свободу сегодня это символ примирения, причём, примирения двоякого рода – символ примирения протагонистов и символ «примирения» концепций бытия. Неважно, кто кому первый протянул руку, но рукопожатие состоялось.

Скажут: свободные выборы, парламентская республика, ограничение власти «первого лица» в государстве – это то, о чём Ходорковский говорил уже десять лет назад. Выходит, если мы к этому всё равно идём (ещё не пришли!), то прошедшие десять лет — потерянные годы?

На мой взгляд, это не так. Произошло то, что должно было произойти. Российское общество, большинство российских граждан ещё и сегодня не готовы в полной мере пользоваться демократическими инструментами, которые им гарантирует Конституция. Можно наблюдать лишь первые, робкие, неуверенные шаги на этом пути. Десять-двадцать лет назад парламентская республика в стране, только что вышедшей из многовекового холопства, тем более была бы для граждан России непосильной ношей, чрезмерным испытанием.

Другое дело сегодня! Сегодня внесистемная оппозиция режиму Путина это одновременно и оппозиция философии пофигизма большинства российских граждан.

 

Всем Эховцам – читателям, а также работникам редакции – желаю здоровья и успехов в наступающем 2014-м году!

Спасибо редакции за предоставляемую возможность высказаться, а комментаторам — за конструктивное участие в дискуссиях.

Полная правда о Путине, Ходорковском и… Белковском

23 декабря 2013, 14:54

Владимир Путин. Совсем недавно журнал Forbes назвал его самым влиятельным человеком на планете. Сегодня ему удаётся (почти) всё: Сирия, Иран, Украина, Олимпиада, футбольный чемпионат, Сноуден, Ходорковский… Для одних кремлёвский шеф достоин Нобелевской премии мира, в глазах других он средневековый деспот.

«До конца же разгадать феномен Путина никому ещё не удалось. Никто не сумел разглядеть в нём ни героя, ни антигероя» — такой вывод делает политолог Станислав Белковский и обещает этот недостаток немедленно исправить. По крайней мере так мы чёрным по белому написано в предисловии к его книге «Владимир. Полная правда о Путине.» (Redline-Verlag, München, 2014, EUR 20,00), изданной на немецком языке…

…Может быть, в другой раз. А пока, к сожалению, и эту попытку следует считать неудачной.

Изложение объёмом в 350 страниц, начинается с описания инагурации – вступления президента в должность 7 мая 2012 года. Белковский подробно, на трёх страницах описывает связанное с этим «эпохальное событие» — банкет. Гости, «дети голодных советских лет», страдающие, как и сам 40-летний с небольшим автор, «синдромом убогого детства», всегда испытывают большое счастье, если им удаётся нахаляву выпить и закусить.

Напомним, книга предназначена не для русскоязычного читателя. Поэтому автор не забывает разъяснить значение русского слова «chaljawa», это – «возможность за чужой счёт набить себе живот, без помех и без боязни быть наказанным». Для перечисления того, чем проголодавшиеся гости набивали себе животы, Белковский не жалеет ни времени, ни печатного места.

После короткого экскурса в русскую историю, сделав попутно смелый вывод о том, что «основой сегодняшней власти в России являются крестьяне», Белковский переходит, наконец, к предмету своего исследования – объяснению загадки Путина.

В отличие от известного дела гражданина Корейко, «дело Путина» начинается ab ovo, то есть с самого начала, а именно с уточнения места и даты рождения протагониста. Оказывается, главный герой родился не там, как принято обычно считать, не в том году и не у тех родителей. Правда, никаких доказательств, скажем, в форме копий выписок из Актов Гражданского Состояния Белковский не представляет. Его единственный свидетель несколько лет назад погиб в авиокатастрофе. Последнее обстоятельство факту рождения будущего президента  должно придать ещё большую загадочность.

Забегая вперёд, приведём другой пример из целого ряда загадочных фактов биографии героя, приводимых политологом Белковским. Много позже, но в то время, когда ещё никто не интересовался подробностями появления на свет Володи Путина, при невыясненных обстоятельствах сгорела дотла его дача под Санкт Петербургом. «Будущий президент, накинув только халат на голое тело, вынужден был спасать чемодан с деньгами. В чемодане было не меньше(!) 15 миллионов долларов…»

Главный вывод всей книги: разгадку тайны личности Путина следует искать в его детстве.

Однако, без вмешательства судьбы здесь, конечно, не обошлось. Дело в том, что Путин, по версии психотерапевта-любителя Белковского, «всю свою жизнь» искал для себя фигуру отца. И нашёл её… в лице А.Собчака. После поражения последнего на выборах в Санкт Петербурге Путину, переехавшему вскоре в Москву, «срочно нужен был новый папа». Благодаря счастливому стечению обстоятельств, продолжает Белковский, — Путин повстречал Бориса Николаевича Ельцина, который в свою очередь, «всегда мечтал иметь сына». И надо же было этому случиться, как раз в это время он «с крахом выставил за дверь попавшего в немилость сыночка Коржакова» и был занят поиском ему замены… Ну и так далее…

Подведём итог. Такое бывает нечасто. Работая над книгой, Белковский неожиданно для самого себя потерял интерес к главному герою. Сколько можно! В конце-концов у любой фантазии есть границы. В центре внимания автора, даже если он думает, что пишет о Путине, всегда «герои первоначального накопления» в России – коммунисты и комсомольцы, делившие и продолжающие делить между собой общую собственность.

Одному из главных участников этих событий в книге посвящена целая глава. Неожиданно тема стала сегодня актуальной. Пробежим хотя бы по диагонали страницы главы «Ходорковский – мой дорогой друг».

…Ничего нового. Но любопытен вывод, который в заключение главы делает Белковский: «Не следует из Ходорковского делать революционера, враждебно настроенного против системы, способного мобилизовать народ на штурм Кремля. Язык сегодняшней элиты для него по-прежнему понятней, чем радикальная реторика, от кого бы она ни сходила. Ходорковский это не Нельсон Мандела, готовый вечно сидеть в тюрьме, только потому, что его дело правое.»

Национальное примирение

20 декабря 2013, 12:09

Национальное примирение это Русская идея XXI  века.

Говоря о Национальном примирении, необходимо знать причину актуального общественного конфликта и его главных актёров.

Все сегодняшние внутренние коллизии в России являются безусловно следствием распада коммунистической системы. Непосредственная же причина — это последовавшая затем приватизация государственной, или, как считалось, принадлежавшей всем, общественной, собственности. Приватизация, небывалый до сих пор проект мирового масштаба, должна была, по замыслу протагонистов, сделать возможным переход России к рыночному хозяйству и демократии, а тем самым способствовать наступлению всеобщего блага.

Проект, к сожалению, не удался. 20 лет спустя, после приватизации по-русски, на фундаменте капитализма возведено новое-старое социальное здание. В смысле общественного порядка, государственного строя, Россия вернулась к традиционному, привычному для россиян авторитаризму или, как ещё говорят, патернализму.

Какие же социальные слои, группы населения по признаку политического противостояния их членов можно выделить сегодня в России? Выделим три:

Бенефициары (выгодоприобретатели)

Активные граждане

Пассивное, безразличное большинство

Бенефициары здесь — граждане, выйгравшие в результате приватизации, то есть по итогам неудачного в целом перехода России к капитализму, а также лица, получившие преемущество от возвращения к авторитаризму, например, высшие чиновники.

Вторая группа участников общественного противостояния это — активные граждане. Их активность объясняется пока не экономическими причинами, например, не протестом «среднего класса». Это типично русский протест «моралистов». Он всегда начинается жаркими дискуссиями, продолжается  и никогда заканчивается, например, здесь на сайте.

Третий номер в списке — пассивное и безразличное российское большинство. Пофигизм — самое тяжёлое наследие многовековой холопской истории России.

Итак, фактически непримиримый конфликт в обществе имеет место между бенефициарами (выгодоприобретателями) и активными гражданами. Но как возможно примирение, если конфликтующие партии непримиримы? Нет ли здесь противоречия?

Для обычных людей это противоречие. Но это не для них задача, им она не по плечу. Задача по плечу только сильным духом. Наличие силы духа можно предполагать у Михаила Ходорковского.

М. Ходорковский одновременно и лидер бенефициаров, и лидер противоположной партии. Он, бенефициар, протягивающий руку для примирения непримиримым, то есть активным гражданам, критикам, моралистам. С другой стороны, сам, как активный гражданин, социальный критик, пока ещё узник, он протягивает руку для примирения бенефициарам, бросивших его, своего, десять лет назад в заточение.

М. Ходорковский, противоречивый человек, может стать интеграционной, объединяющей фигурой для запутавшихся в противоречиях россиян. Активный участник беспредела, большой грешник, бесконечным страданием искупивший свою вину, без вины осуждённый и виноватый одновременно.

М. Ходорковский — успешный бизнесмен, пересмотревший свои прежние ценности.  Смысл жизни для него теперь, по его словам, «работа для людей». Разве не такой человек нужен гражданам России, как символ Примирения – Русской Идеи XXI века?

До демократии осталось 304 года

Скоро в России наступит долгожданное народовластие. Примерно такое, как в Великобритании. Тут здешние сторонники демократии подсчитали – выходит, что ровно через 324 года. Но если отсчёт вести от года принятия Конституции РФ (российского Билля о правах), то фактически ждать осталось совсем немного – 304 года. Чем заняться русскому человеку в оставшиеся триста лет с гаком, как убить время, никто не знает.

Многие комментаторы на эхе с таким прогнозом мириться, конечно, не могут и не желают. Не в их характере сидеть сложа руки. Они приводят целый перечень исторических примеров, убедительно доказывающих, что демократическое завтра, инклюзив «иной способ поведения и мышления» может наступить в значительно более сжатые сроки.

Перечислив факты, читатели эха этим пока и ограничиваются. Формат коммента – это когда в двух словах или на три буквы — не позволяет им подробно разъяснить, как совершается такое чудесное превращение — переход из ничего к демократии. Здесь требуется уже и формат другой, и автор иного формата. Например, Сергей Митрохин, лидер партии «Яблоко».

Митрохин считает, «что демократию можно построить только на пути интеграции в Европейское сообщество». http://www.echo.msk.ru/blog/sergei_mitrohin/1219745-echo/

«На пути», «по пути», по дороге, попутно… Так сказать, между делом, организованно двигаясь уже по приглашению Европы на Запад. А что если Европа не захочет «интегрировать»  Россию? Большая, сложная страна, большие риски… Европейцев тоже можно понять. Проблема, однако, в том, что Митрохин не оставляет россиянам никакой альтернативы.

«Для нас исключительно важно, чтобы будущее России было европейским. Никакое другое мы строить категорически не хотим.»

Сталкиваясь с такой самоуверенной убеждённостью, даже неловко как-то авторскую мысль не то что критике, но малейшему сомнению подвергать. Рискнём и спросим: Может быть всё-таки Митрохину и его товарищам по партии  при удобном случае избирателей спросить, как они себе представляют своё будущее и будущее России? А вдруг они будут категорически против того, чтобы на стройплощадке «Будущее России» трудиться под руководством прорабов из «Яблока»? Тогда «категорическое не хотим» последних всё равно потеряет всякий смысл.

Митрохин продолжает всё-таки стоять на своём. С завистью посматривая на соседей, он делится результатом своих наблюдений: «На Украине протест с альтернативой, а в России – протест без альтернативы.» Трудно сказать, что Митрохин имел в виду, но мысль кажется нам важной, поэтому попробуем предложить вариант её толкования.

Кстати, любопытный писательский эксперимент: читатель  получает возможность сам выбирать смысл предложенного автором текста. Потребитель писательской продукции находится, так сказать, на полном интеллектуальном самообслуживании.

Повторяю, этот абзац — моя интерпретация митрохинского текста. «Протест с альтернативой» это возможность выбирать направление своего гнева: восточное или западное, в сторону России или в сторону Европы. Российский же «безальтернативный протест» это, напротив, недовольство собой, негодование, направленное «внутрь», разновидность мазохизма.

Если в России протесту нет альтернативы, зато есть «альтернатива путинскому мракобесию» — это «идея европейского пути». У партии «Яблока» был когда-то – не знаю как сейчас — имидж партии интеллигентов. Может быть поэтому Митрохин неожиданно решил  проверить своих читателей на сообразительность, предлагая им прочесть то же самое, но справа налево: «Быть в настоящей оппозиции антизападному режиму – значит быть западником и про-европейцем.»

«Иди, народ, ты теперь свободен!..»

17 декабря 2013, 13:38

Недавний юбилей был отмечен необычной для такого повода оживлённой дискуссией. Не так часто дискутируют граждане о конституционном праве…

Мнения разделились. Президент и Председатель правительства уверены — принятие Конституции двадцать лет назад было событием, символизирующим «качественные изменения государства». Критики же в один голос требуют, не мешкая, приступить к пересмотру Основного закона. Есть и третье мнение: «А на кой нам вообще нужна конституция?»

И в самом деле?..

Повторим: Д.Медведев утверждает, что «принятие Конституции это событие, которое является символом качественного изменения государства». http://www.echo.msk.ru/blog/echomsk/1215697-echo/ Вот именно –  государства! А народу они, эти изменения, были нужны? Кто их требовал? Кому они в конце-концов пошли на пользу? Чья жизнь стала лучше?..

Кстати, о «лучшей жизни». В вышеприведённой цитате Председателя правительства содержится косвенный ответ на другой важный вопрос. Вопрос сформулирован в одном из комментариев на эхе: «Где, в какой момент разошлись наши пути с Европейской цивилизацией?»

Дату можно назвать с точностью до одного дня — это 14 июля 1789 года, день рождения Французской революции. История человечества была до этого историей государств, теперь она стала историей народов. Именно здесь, на этом перекрёстке пути России и Европейской цивилизации разошлись. Всё, что в России делается, принятие Конституции в том числе, — это по-прежнему в первую очередь в интересах государства, а не граждан.

Да, разошлись пути… Теперь не так-то просто сильно отстающей стране, России, совершить рывок, догоняя ушедших вперёд. Без того чтобы пройти через все эти специальные реформы, революции и ренесансы, через которые прошли другие народы.

Пройти, достигнув какой цели? Что характерно для современной западной культуры в отличие от других культур? Или, спросим иначе, в чём отличие «современности» от «прошлого», рассматривая вопрос с различных точек зрения: социальной, политической, психологической, экономической, моральной?

Оригинальный ответ на этот вопрос, цитируя различных философов и социологов, даёт в форме таблицы Роджер Смит (Roger Smith) в своей History of the Human Sciences (см.: Peter Watson, Ideen. Goldmann, 2008, S. 1025):

 

Современность требует превращения господствующего милитаристского общества в индустриальное — Херберт Спенсер (Herbert Spencer).

Современность требует превращения феодализма в капитализм — Карл Маркс.

Современность требует превращения статусной системы в договорную — Хенри Майне (Henry Maine).

Современность требует превращения традиционного авторитаризма в авторитет права —  Макс Вебер (Max Weber).

Современность требует превращения общества в гражданское общество — Фердинанд Тёниес (Ferdinand Tönnies).

 

Замечательно, не правда ли?

…Так как же в свете сказанного следут понимать правильно событие 20-летней давности – принятие Конституции РФ?

Народу предложили голосовать – и он отдал свой голос. Привычно подчиняясь «начальству». Хотя смысл реформы ему был так же мало понятен, как и самим реформаторам. Главный пафос Конституции, узаконившей только что проведённую приватизацию, это — «Иди, народ, ты теперь свободен!» Так чёрным по белому стояло в свежеотпечатанном и только что всенародно одобренном документе…

…За последние 150 лет российское государство мужика (народ) «освободило» дважды: в 60-х годах XIX века и в 90-х XX-го. Крестьянина — без надела, а народ — с ваучером в кармане.  «Освободило», словно лишнего едока за дверь выставило. «Иди, народ, ты теперь свободен!»…

«Зачем вам законы?»

14 декабря 2013, 15:21

Ли Куан Ю:

«Как-то Дэн прислал ко мне одного из своих министров, который должен был собрать информацию о нашем законодательстве. «Зачем вам законы?» — спрашиваю. «Мы будем их изучать и думать как их применять на практике.» Сначала вы должны иметь независимых судей, готовых споры между гражданами и государством решать не только в пользу власти. Тогда у вас будет правовое государство. «Не беспокойтесь, дайте нам тексты законов.» Получил он тексты и они были переведены. Но я не думаю, что они применяются на практике, так как судьи в Китае всегда поступали так, как им прикажут. Китай не правовое государство. Закон в стране — это вождь.» (Helmut Schmidt, Ein letzter Besuch, Siedler Verlag München 2013, S. 77).

Что такое закон (Конституция) в России разъясняет председатель правительства Д.Медведев. http://www.echo.msk.ru/blog/echomsk/1215697-echo/

БОльшая часть текста статьи посвящена разбору скучных «юридических технологий», то есть «процессов подготовки и принятия правовых актов как формы управленческих решений». Но статья содержит также и несколько любопытных общих высказываний автора по теме, проливающих свет на понимание властью конституционного права. Это должно заинтересовать и более широкий, чем государственные управленцы, круг читателей.

Основная часть статьи начинается со следующего, на мой взгляд, беспорядочного высказывания: «Сегодня конституция шире понятия нормативного текста Оновного закона.»

Как это следует понимать? В Конституции больше смысла, чем в её тексте? Основной закон имеет некое содержание, отличное от того, что сформулированно русским языком в её статьях и главах? Кто имеет, в таком случае, доступ к этому зашифрованному содержанию? У кого есть право свободно трактовать скрытые от обычных людей конституционные положения? Легко догадаться, у кого. Если это так, то тем самым широко открываютя ворота и двери для произвольного толкования статей Основного закона.

Подозрение ещё более усиливается по прочтению следующего замечательного пассажа:

«Не только практика применения положений конституции, но даже подзаконное регулирование могут неузнаваемо изменить толкование Основного закона, модифицировать смысл его норм под воздействием стремительно меняющихся политических, экономических и социальных условий. Это придаёт современной конституции гибкость и адаптивность…»

Во-первых, Конституция не может быть «гибкой и адаптивной». Напротив, Конституция это жёсткий правовой конструкт. Что не исключает того, что «под воздействием и т. д.» могут вноситься в установленном порядке изменения в текст Конституции. Но это другой вопрос.

Во-вторых, ни «практика», ни «подзаконное регулирование» не могут, не должны противоречить положениям Конституции. Если возникают сомнения по поводу соответствия законов Конституции, то вопрос решается в Конституционном суде.

Во-третьих, ни практика, ни законы не могут «модифицировать смысл» действующего Основного закона». Текст Конституции должен быть по возможности составлен недвусмысленно, исключая «неузнаваемое его толкование».

Нельзя согласиться и со следующим утверждением автора:

«Конституция РФ определяет цели публичного управления, общий конечный результат государственного и общественного развития. К их числу относятся защита прав и свобод человека и гражданина…Конституция это своего рода дорожная карта…»

Конституция не план, который предстоит осуществить когда-нибудь в будущем. Конституция это актуальный каталог общественных и политических принципов, высшее право, стоящее над любым издаваемым государством законом или другим нормативным актом.

Наконец, Конституция это не «дорожная карта», с нанесённой на ней конечной целью пути. Конституция это уже осуществлённая, работающая  «концепция бытия», например, уже сегодня, а не в далёком или близком будущем, гарантирующая права и свободы человека и гражданина…