Демократия по-русски

19 сентября 2013, 23:26

Самое главное событие российской новейшей истории это, конечно, приватизация. Пока большинство граждан были поглощены чтением разоблачительных и иных захватывающих историй из недавнего коммунистического прошлого, самые дальновидные уже давно начали делить государственную собственность. Присваивали то, что было общим, где обманом, где хитростью, а где силой —  по-русски. Закончили приватизировать землю, недра, государственную недвижимость, стали приватизировать государственную казну. Процесс продолжается. Приватизация была первым важным шагом России на Запад.

Следующий шаг ещё предстоит сделать – это демократизация страны. Тоже по-русски? Демократизация по-русски?

В последнее время слышны голоса: КС – такой замечательный был инструмент объединённой демократической оппозиции! Года не прошло  — куда инструмент и делся? Объясняется всё просто: объединённая демократическая оппозиция это нонсенс – невозможная вещь. Как, начав приватизацию, невозможно, вновь вернуться к идее обобществления, так невозможно получить монополию, эксклюзивное право на демократическую оппозицию. Демократия это борьба за власть, конкуренция. Обобществлённая власть, монополия на власть и, как первый шаг, монополия на оппозицию – это диктатура.

Вторая после КС попытка заполучить эксклюзивное право на оппозицию исходит на этот раз от бывшего лидера КС Навального. Лучше всех, лучше самого Навального ситуацию разъясняет поэт Быков в своём последнем интервью на эхе.

Следующим шагом, по его мнению, должно быть создание массовой партии «нового типа» и её «молодёжной фракции» (что-то вроде комсомола?). Будущая партия нового типа это не парламентская партия западного образца. Для неё «парламентская деятельность не так важна» — продолжает Быков. Самое важное массовое «вовлечение низов». Народный альянс это партия «сегодняшнего пролетариата – офисного класса, класса бюджетников».

От массовой партии нового пролетариата уже только один шаг до новой диктатуры пролетариата. Как раз в оригинальности этого плана и заключается демократия по-русски.

«…И я пошел тогда вступать в партию «Яблоко»»

«…И я пошел тогда вступать в партию «Яблоко»»

17 сентября 2013, 09:23

Перед вами, читатетль, уникальный документ — первая политическая биграфия Навального, рассказанная им самим (политическая автобиография). http://www.echo.msk.ru/programs/exit/1156476-echo/

Я вырос в достаточно политизированной семье, все смотрели телевизор, Мне было 8-10 лет, но я достаточно хорошо все помню.

Моё поколение, большое советское поколение с 1976-го по 1982-й год рождения (ну, грубо, там, туда-сюда пару лет). Оно в течение какого-то времени застряло между Советским Союзом и уже там рыночной Россией без Советского Союза.

По ментальности это советские люди. Вот, я – советский человек, в общем, по ментальности все равно.

За границей я визуально идентифицирую всех таких же советских людей по их затравленным взглядам и по каким-то таким одинаковым культурным кодам.

Меня называют по-разному: блогером, общественным деятелем, юристом, кем угодно. Конечно, мою деятельность сейчас, после этих выборов совершенно невозможно не характеризовать как политическую. Поэтому я политик, да.

Я, совершенно не скрываясь, говорил, что «Народный альянс» — самая близкая ко мне партия. Может быть, была ошибка это афишировать. Если бы «Народный альянс» тихенько создавали и никто бы не знал, что я имеют к нему отношение, то, может быть, его зарегистрировали.

«Альянс» — самая живая из существующих партий. Я вступлю в неё без сомнения. Если меня выберут, я возглавлю «Народный альянс».

Владимира Путина я ни разу в жизни его не видел…  Робеспьера я тоже не видел.

Путин решил поунижать публично Собянина, потому что мы знаем, что, в общем-то, у Робеспьера было прозвище «неподкупный», да? Путин таким образом демонстрирует свои страхи. Он знает о наших планах пересажать дачный кооператив «Озеро». Ну, или не пересажать, а отдать под суд.

—          А ваше личное отношение к Робеспьеру, Алексей?
—          Что?..
—          Я не слезу, Алексей.
—             Алексей Алексеевич, я точно так же, как вы, техничны. Меня троллить какими-то вопросами, я точно так же технично от них буду уходить.

Если мы поднимем явку хотя бы до 35%, до нормальной, то мы, безусловно, сразу всех победим. Безо всяких революций. И Робеспьер никакой нам не нужен.

На Горбачёва я смотрю сейчас как на человека, который имел возможность немыслимым образом обогатиться, но не сделал этого. Он же нищий человек сейчас или практически нищий человек. Он не получил ничего. Он был вынужден рекламировать какие-то сумки, пиццы чтобы заработать… Это тот человек, который, не оказался коррупционером и не стал злоупотреблять и не обидел нас всех таким образом. Поэтому за это качество я Горбачёва, безусловно, очень ценю.

За Ельцина я был готов разорвать любого и кричал «Давайте быстрее расстреливать Белый дом. Вперед, Ельцин!» Когда был расстрел Белого Дома, я сбежал из института, чтобы посмотреть как там стреляют. Ельцин оказался тем человеком, который нас всех обманул, который обменял какие-то наши свободы и достижения просто на гарантии безопасности для своей семьи. За те там несколько сот миллионов долларов были обменены все достижения, которые были в России.

Путина я не знал. Мне не нравился ни он, ни его политические подходы. Он заявил о том, что он повысит барьер для партий.

Для Ельцина он был президентом, который гарантирует неприкосновенность коррупционера. Я к нему отнесся, естественно, по этой причине крайне негативно, и я пошел тогда вступать в партию «Яблоко»

—         Петр Первый, Сталин и Екатерина Вторая. Кто из них больше внес в плюс на сегодня?

—         Я не готов ответить на этот вопрос, потому что… Это же вопрос к историкам, вопрос, может быть, к антропологам, вопрос к людям, которые изучают различные, я не знаю, такие, более глубинные процессы.

Сталин для меня, конечно, это один из крупнейших палачей русского народа.

Когда будут выборы в Мосгордуму, нам будет гораздо легче приводить людей на выборы, потому что они уже видели победу, и что мы не просто какие-то политики в гетто из 3%.

РПР-Парнас безусловно, мои союзники. Они поддержали меня на этих выборах. Я пришел к ним, совершенно прямым текстом сказал «Я хочу, чтобы вы мне за неделю организовали съезды и выдвинули меня в мэры Москвы».

Судя по тому, как складывается ситуация, я поддерживаю мысль, что власть в России поменяется не в результате выборов.

Я сам адвокат и очень много сужусь, и из судов не вылезаю, Наша формальная задача, извините меня, защищать голоса тех людей, которые отдали их мне. Поэтому мы будем судиться до последнего…

Русские дома и за границей

14 сентября 2013, 10:25

Тема «русские за границей» имеет долгую историю. Ещё Игроку Достоевского казалось, что по причине того, что он русский, с ним несправедливо обходятся. Помню, «Литературная газета» теме «наши за границей» — в то время слово «наши» имело другое значение, чем сегодня – посвятила целую страницу. Это было давно, в те далёкие годы, когда заграница для «наших» заканчивалась в Болгарии и у Берлинской стены в ГДР.

Почему-то мы говорим о русских за границей. Хотя русские за границей это то же самое, что русские дома. Может быть, там (здесь) мы самую малость хуже. Во-первых, там (здесь) мы в меньшинстве и сразу для всех заметны. По крайней мере, так нам кажется. Во-вторых, там (здесь) есть с кем сравнивать, и сравнение иногда не в нашу пользу. И, в-третьих, мы изо всех сил стараемся быть лучше, чем мы есть на самом деле. А у того, кто очень старается, получается ещё хуже. Например, мы слышали, что «они» в обществе чувствуют и ведут себя непринуждённо, – а у нас получается развязно. Они свободны, — а мы начинаем качать права и хамить. Они разговаривают громко, — а мы, выспавшись днём, начинаем пьяно орать ночью. Отчего немцы, голландцы и прочие шведы в отеле по соседству, тщётно пытаясь заснуть, клянут этих неотёсанных русских на всех языках последними словами. Знали бы они наш словарный запас последних слов.

А всё начинается дома. В семье, в школе, по соседству…

Когда-то давным-давно я случайно попал на тогда для меня взрослый фильм. Героиня, её играла совсем ещё молодая Анни Жирардо, гуляя по парку, достаёт из сумочки конфету, разворачивает её, отправляет в рот, а конфетный фантик кладёт себе в карман. Для меня это был, как сегодня принято говорить, культурный шок. Мы, дети, привыкли бросать конфетные обёртки прямо под ноги. Правда, нас тогда конфетами не баловали, не так, как сегодняшних детей.

Когда я впервые приехал в Германию, мобильных телефонов ещё и в помине не было. Везде стояли телефонные будки. А в телефонных будках — я не верил своим глазам — лежали самые настоящие телефонные книги. Невероятно!

Одна моя знакомая недавно, спустя 40 лет, посетила ту самую лениградскую квартиру на Мойке, где она провела детство и юность. В ванной комнате висело то же самое, с детства знакомое зеркало с трещиной посередине. Всегда, смотрясь в зеркало, приходилось или приседать или становится на цыпочки, чтобы трещина не делила лицо пополам. И кафелька знакомая на полу в ванной комнате. Каждый, живущий в коммунальной квартире, дважды наступал не неё – при входе и при выходе –  «клак – клак». Сегодня, как и 40-50 лет назад…

Характер народа, привычки…

Будете следующий или в первый раз в Германии, обратите внимание – возле домов частной застройки, как и у подъездов многоквартирных домов, нет скамеек. У немцев нет привычки сидеть без дела. Немцы, мужчины и женщины, работают и дома – в саду, по хозяйству, в гараже… Никто не сидит праздно.

В небольшом городе, где я родился и первое время ходил в школу, мои родители построили дом. Не они одни – целая улица былы новосторойка. И у каждого дома была скамейка, а у нашего соседа, Николай Петровича, даже две. А посередине столик. Мужики, тогда все молодые, лет по тридцать-сорок, летом до поздна, в темноте при электрическом  свете забивали козла.

В домах слева, справа и напротив жили с их родителями мои школьные товарищи –  Колян, Коля и Андрей. Мы вместе в один год пошли в школу, в первый класс. Каждый нёс своей учительнице букет цветов. Цветов было много и Фаина Наумовна, так звали нашу первую учительницу, отобрала, по её мнению, лучшие, а все остальные оставила без внимания. Мой букет, который из цветов нашего сада составила мама, казался мне самым лучшим. Фаина Наумовна думала иначе. Я очень расстроился.

Позже мы с Коляном, Колей и Андреем готовили у нас на веранде первые домашние уроки: ставили аккуратные ряды точек в тетради в линейку. Сегодня мне 60, а мои три школьных товарища уже несколько лет назад как умерли. Не так давно я был на нашей Санаторной улице. Вишнёвые деревья, которые мы с отцом сажали у дома, стали удивительно большими, а сама улица как-то сузилась и стала короче…

Русский менталитет, русский характер. Некоторые ссылаются на гены, другие на историю, третью на воспитание в родительском доме. Взять такое распространённое, в том числе здесь на эхе, явление, как хамство. Имеет оно исторические корни или это всё гены? А может семья и школа виновата? Хамят с наслаждением, с упоением, с фантазией. Чувствуется, что интеллигентные, в смысле неглупые, люди. Но слышится в этом и какая-то злость на весь мир, агрессивность, разгильдяйство и безнадёга. На таких людей нельзя положиться. Им доверять нельзя.

Разве можно доверять политику, который угрожает «замочить в сортире» или обещает «перегрызть глотку этим скотам», «мордатым мужикам в Думе»? Не указывает ли это прямо на жестокий, непостоянный, скверный характер людей. Неважно по какой причине сложившийся — из-за наличия плохих генов, плохого воспитания или по причине трудной истории собственного народа.

Почему нельзя контролировать суды?

13 сентября 2013, 09:01

«Возможен ли контроль над судами?» — спрашивает блогер Е. Андурский. Мой ответ: возможен. К сожалению. В России это пока на каждом шагу возможно. Здесь суды находятся под президентским и другим властным контролем. Хотя контролировать суды недопустимо.

Да, да – скажут – но Андурский имел ввиду совсем иное. Он ставит вопрос об общественном контроле. Всё равно недопустимо. Суд должен быть в любом случае независимым. Это во-первых. Во-вторых, контроль общества над судами, как и контроль общества над государством вообще, частью которого является суд, это нонсенс — невозможная вещь. Невозможная даже с практической точки зрения, с точки зрения организации контроля. Выходит, необходима некая особая дополнительная инстанция, уполномоченная (кем?) контролировать государство и суды включительно. Нет такой инстанции, такого супергосударства, государства над государством. Может быть, вооружённые маузерами граждане могут решить проблему – иронизирует один комментатор.

Задача поставить российское государство под контроль общества невыполнима. Докажем это. Вернёмся в истории России на 100, на 50 лет назад и спросим, можно ли было российскую монархию, коммунистическую диктатуру поставить под «общественный» контроль? – Нет. Находится ли сегодняшнее западноевропейское, скажем, французское государство, французские суды под особым, не предусмотренным конституцией страны общественным контролем? – Тоже нет. В обоих примерах государство «бесконтрольно», но в первом случае оно не функционирует так, как нам хотелось бы, во втором же случае его организация в известном смысле пример для подражания. В чём тут дело?

У самых догадливых читателей уже должна была в голове вспыхнуть лампочка. Всё дело не в особом, специальном общественном контроле, а в форме организации государства. В первом случае это авторитарная форма, во втором – демократическая. Здесь собака и зарыта.

Поэтому задача в России сегодня не в том, чтобы заняться поиском  и найти какую-то фантастическую, невиданную до сих пор общественную структуру, должную сделать российское государство более покладистым, а суды независимыми. Хотя российская общественная наука, утверждает что уже нашла такой волшебный инструмент, такую единственную в своём роде структуру обеспечения контроля над авторитарным государством Путина. Обществоведы, ссылаясь на бестселлер XVIII века, известную книгу Руссо, называют таким инструментом Общественный договор. Правда пока неизвестно ни содержание договора, ни то, кто выкокие договаривающиеся стороны. Не будем на этом предмете останавливаться, я уже подробно разбирал этот вопрос. Кому интересно, ответ в моём блоге или здесь www.polemist.de

Так вот, дело не в том, чтобы искать и найти некий фантом, и решить, наконец, вопрос, постановки российского государства под контроль общества. А задача в том, чтобы от традиционного русского авторитаризма перейти к демократии.

Позволю себе контрольный вопрос. Выходит, русским необходимо демократическое государство, то есть такое, которое общество могло бы без проблем проконтролировать? Ответ неправильный.

Особенность любого государства – как авторитарного, так и демократического – в том, что оно само себя контролирует.

Авторитарное государство (монархия или, например, путинская автократия) контролирует себя тем, что все вопросы решает единолично хозяин. Любой средневековый монарх или президент Путин могут по праву повторить известную формулу «государство это я». Авторитарное государство, как правило, полностью отчуждено от общества, государство и общество почти не соприкасаются (отсылаю здесь к моим рисункам в ранних постах), между ними нет обратной связи.

Демократическое государство, напротив, находится в центре общества, оно общество и есть. Демократическое общество контролирует государство не тем, что оно контролирует какой-то отличный от себя самого объект, а тем, что оно контролирует само себя. Здесь действительна другая формула: «государство это мы».

Собственно общественный контроль или, лучше сказать, самоконтроль в современных Демократиях обеспечивается правилом регулярных выборов представительной власти.

Такое правило даёт каждой политической партии, каждому гражданину право и шанс непосредственно участвовать в осуществлении власти, а также право, находясь в оппозиции, особенно внимательно следить за исполнением власти, за тем, например, чтобы суды были независимы. Так, как, в частности, осуществляется контроль. Есть много других форм и способов. Вспомним, к примеру, очень важный способ — независимые СМИ. Политическая конкуренция это мотор общественного прогресса и гарантия исполнения политических обязательств. Сменяемость власти в этой системе означает лишь смену ролей между политическими конкурентами. Принцип же остаётся всегда неизменным.

Нетрудно догадаться теперь, в чём должна заключаться задача российской политики, российской оппозиции в последующие годы и десятилетия. Она проста — продолжить начатую в июне этого года конкурентную борьбу политических партий на выборах всех уровней. Несенсационная, интенсивная, иногда скучная работа. Победитель в случае успеха получает власть и, может быть, возможность войти в историю. Для некоторых самая высокая награда и смысл всей жизни. Каждому своё…

Навальный суперстар

10 сентября 2013, 23:33

«Если вы хотите знать, как себя чувствует рок-звезда, то в первую очередь это очень страшно.» (Навальный на митинге 9 сентября)

«Мы победили?» — сомневаясь, спрашивает один блогер. И сам, отвечая на свой вопрос, ставит победу под сомнение.

Блогер неправ. Победили. Причём в тот самый день в июне месяце, когда Навальный, изменив свою точку зрения, всё-таки выставил свою кандидатуру на «чуровские» выборы московского мэра. Детали не в счёт.

Детали.

 

1                    Навальному за короткий срок удалось полностью мобилизовать свой электорат. Предположительно, едва ли не все 100 % его сторонников явились на избирательные участки. Это около 600 тыс. избирателей. Две цифры рядом: 100 % на чаше весов «победа», 600 тыс. — скромный отрезвляющий противовес. Полмиллиона плюс 100 тыс. на будущих выборах в Москве – капля в море.

2                    На митинге 9-го сентября Навальный обнародовал факт рождения большой Оппозиции и призвал «другие политические движения» «идти за нами»,  за нашей «лидирующей политической силой в России».

Идти «за нами», это —  за кем?

Ответ находим в той же речи Навального: «Я просил вас мне помочь, довериться мне, объединиться, помочь мне, в том числе обрести моё имя. Я думаю, конечно, теперь это наше общее имя…»

Идти «за нами» — значит «за мной», «мы» это «я», а «я знаю, что делать дальше». «Когда наступит время, я позову вас участвовать в несанкционированных акциях, переворачивать машины, поджигать файеры или еще что-то…»

3                    Та что же всё-таки «делать дальше»: «грызть глотку этим скотам», «переворачивать машины» или «идти на выборы с конструктивной программой и победить на этих выборах»? Думаю, что выбор уже сделан…

4                    …Вскоре следует ожидать появления на свет новой политической партии, партии имени Навального. Навальный с радостью последовал бы примеру своего «конкурента» Путина, который все вопросы решает сам, без помощи всяких партий. Но чтобы попасть туда, на самый верх, политическая партия пока нужна.

5                    Будущая партия должна будет в условиях жёсткой конкуренции доказать свою жизнеспособность. В одиночку. Ибо приглашение Навального «другим политическим движениям» следовать за ним, будет вежливо, но решительно отклонено. В России начинается борьба за власть по демократическим правилам. Но какие бы ни были правила, борьба за власть это всегда индивидуальный гешефт. Будут ли нужны союзники, коалиционеры, с которыми придётся делить власть, будет видно потом, после выборов.

6                    Правильный подсчёт голосов после выборов – вечная тема. Тема перестанет быть актуальной, как только не будет необходимости контролировать работу избирательных комиссий. Пока нужны конролёры, контролирующие контролёров, проблему полностью не разрешить. Ничего страшного. В конце-концов это особенность русского менталитета.

7                    И последняя деталь – приговор суда в Кирове…

Мавр сделал своё дело

09 сентября 2013, 23:42

Читатель, вы найдёте здесь самый короткий, но самый полный анализ итогов московских (прежде всего) выборов:

  1. Оппозиция долго придерживалась ошибочного мнения – некоторые до сих пор так думают – что пока у власти «Чуров», идти на выборы не следует. Я давно говорил: единственно, чего опасается авторитарный режим Путина, — это выборы. Конфронтация с оппозицией ему только на руку. У него будет повод оправдать репрессии и закручивание гаек. Другое дело, демократические, предусмотренные конституцией выборы, которых никто не отменял.

Итак первый вывод: в выборах надо участвовать, ибо на любых выборах можно одержать победу. Только таким путём можно скинуть режим, постепенно избавляясь от его частей.

  1. Победа на выборах не даётся даром. Выборы это большие деньги (интересно проследить их потоки). Это и большая, трудная, креативная работа. Предвыборная кампания Навального тому пример – с нуля сразу до ста. Русские долго запрягают, но быстро ездят.
  1. Чтобы участвовать в выборах и победить, нужна политическая партия. Партия не нужна Путину, партия не нужна была (до сих пор) Навальному, политическая партия не нужна авторитарному режиму. Такой «беспартийный» подход один раз, на персональных выборах – президентских или выборах градоначальника — может «сойти с рук», но не на выборах в Думу и выборах в местные представительные учреждения. Кроме того, если за кандидатом стоит демократическая партия – это доплнительная гарантия, что кандидат демократ, а не следующий патерналист.
  1. Чтобы на выборах власть не украла у оппозиции победу, нужны наблюдатели. Перед выборами была информация, что в Москве из необходимых 12000 наблюдателей удалось привлечь на выборы только половину. Чему удивляться, если теперь есть сомнения в правильности подсчёта голосов. Так или иначе, пока у членов  избирательных комиссий есть привычка врать, только наблюдатели гарантируют чистоту выборов. Будущим политтехнологам на заметку: в России примерно 90 тыс. избитарельных участков. Следовательно, на будущих Думских и президентских выборах необходимы будут минимум полмиллиона наблюдателей.
  1. Собянин, конечно, рисковал, с одной стороны, допустив крайнюю оппозицию к выборам, с другой стороны, сам, идя на выборы практически без специальной избирательной кампании, ограничившись присутствием на федеральных TV-каналах. Следует учесть, что подобных подарков власть оппозиции делать больше не будет.
  1. Большинство не принявших в голосовании граждан – это основная целевая группа будущих предвыборных кампаний.
  1. У оппозиции нет и не будет в будущем единого кандидата на выборах. Все будущие выборы будут бескомпромиссной борьбой за власть.
  1. Вскоре следует ожидать большое число партий – участников будущих выборов. «Демократический хаос» так можно назвать следующий этап в российской политической жизни. Что-то похожее на КС. Бесконечный политический кризис. Вновь появится соблазн вернуться в безопасное, тёпленькое болотце патернализма.
  1. В Россиии имеется социальная база для следующих партий:

Коммунисты

Националисты

Государственники

Ортодоксы (РПЦ)

К сожалению, с моей личной точки зрения, в России нет социальной основы для демократов, здесь их ещё называют либералами. Либералы после 90-х в России ругательное слово. Отчего, к моему лично сожалению, у партии «Яблоко» на выборах в будущем, как и до сих пор, не будет шансов. Если даже в Москве никто не обращает внимания на замечательную программу этой партии, то что говорить о провинции. Русские предпочитают простые, понятные, быстрые (как им кажется) решения. Русские желают иметь всё и по возможности сразу. Отчего у них фавориты: коммунисты, националисты, ортодоксы, разного рода популисты, если уж не давно привычные патерналисты. Все они обещают немедленный рай на земле.

  1. Политическим партиям не хватает лидеров с харизмой. У таких скучных типов, как Явлинский, Митрохин или Прохоров нет шансов на выборах. Правда, у Прохорова отсутствие личного обаяния компенсируется толщиной его кошелька.
  1. Популист Навальный – в будущем один из многих российских политиков. Кавалерийская атака на власть ему не удалась. Большое разочарование для него и для его сторонников. Зато власть испытывает заметное облегчение. Мавр сделал своё дело, мавр может уходить.

Голосование ногами

 

08 сентября 2013, 20:46

 

Низкая явка избирателей (в 15 часов 18,5 % ) в самом продвинутом городе – это, на первый взгляд, неожиданность.

Выборы это важный элемент демократии. Почему — спросим —  у граждан так мало интереса к выборам, к политике, к демократии?

А откуда проявлению такого специального интереса у граждан  столицы и в провинции  взяться? Всего только три месяца назад, как москвичи впервые в истории своего города и страны(!) получили возможность активно, свободно, открыто заниматься политикой. Ещё только без году неделя, как пока только у немногих граждан появился первый вкус к политической конкурентной демократической борьбе.

Самым лучшим образом состояние демократии и политическое настроение в стране характеризует сегодня В. Путин. На вопрос репортёра, спросившего, в надёжных ли руках Москва, президент отвечает, что городам и весям «нужны не политики, а деловые, лучше деполитизированные люди».

«Деполитизированные люди» на важных постах – это и деполитизированные, то есть безразличные к участию в политической борьбе, безразличные к демократии граждане. Выборы в Демократиях это всегда конкурентная борьба политических партий и их лидеров за голоса политизированных граждан. Деполитизированные лидери, будущие градоначальники, и деполитизиованные граждане — два сапога пара – это, следовательно, признак неразвитости в стране демократии.

Гражданам говорят: «К чему вам, граждане, демократия, ваша власть всё равно деполитизированна.» Граждане соглашаются и в знак согласия голосуют на выборах ногами.

«Национальный вопрос с чеченцами» или «разговор на запретную тему»

«Мигранты есть в России? – Есть. Есть у нас национальный вопрос с мигрантами? – Есть…» http://www.echo.msk.ru/programs/code/1146700-echo/

Можно ли – спрашивает Ю. Латынина – на человека повесить ярлык «националист», если у него «есть национальный вопрос с чеченцами»? Словестная  конструкция «национальный вопрос с мигрантами (чеченцами)» означает одно из двух: либо «у  человека» есть вопросы к миргантам, либо у него разногласия с «носителями чужой культуры» по национальному вопросу.

Ни то, ни другое не является, однако, признаком национализма. Как и выражение «чёрная ж.», например. Это вполне может быть «всего лишь» признаком хамства и неотёсанности того, кто таким способом выражает свои эмоции.

Национализм, как политическая идея, мировоззрение, начинается с веры в исключительность собственной нации и кончается враждебным отношением к чужим, «низшим» народам. Причём, национализм избирателен. Тем самым он выдаёт своё лицемерие. «Направление враждебности» национализма в наших широтах наблюдается с севера на юг, с запада на восток. Известен, например, национализм немцев по отношению к полякам, национализм поляков по отношению к русским и национализм русских по отношению к таджикам. Национализм «в обратном направлении» — скажем, таджиков по отношению к немцам – скорее исключение.

Близкие национализму понятия это ксенофобия – страх перед чужеземцами, и расизм – демонстрация действительной и надуманной разницы между людьми для обоснования привилегий носителей этой идеологии или оправдания их агрессивности.

Национальный вопрос же это из области взаимоотношений различных наций в рамках одного государственного образования, как правило, в рамках имперских границ. В России (СССР) он решается теми же темпами, что и распад империи. У России по национальному вопросу нет теперь никаких разногласий ни с Финляндией, ни с Грузией, ни с Эстонией… Решён ли этот вопрос в России уже окончательно – покажет время.

Другое дело национализм. В будущем скорее придётся рассчитывать на распространение этой идеологии в России. Причины две: сложная демографическая ситуация в стране, с чем связана нехватка рабочих рук, и, как следствие, увеличение потоков трудовой миграции с юга. Россия к такому развитию совершенно не подготовлена.

Как быть с «чужими», не знаем.

Со «своими» проще: либо чеченцы «принимают базовые культурные ценности, составляющие основу российской идентичности, становясь тем самым частью единой политической нации, либо же они перестают быть частью России во всех смыслах и в дальнейшем строят свою собственную государственность». http://www.echo.msk.ru/blog/kasparov_garry/1150674-echo/

Какие же «базовые культурные ценности» составляют «основу российской идентичности»?

Можно выделить две группы культурных «базовых ценностей», во-первых, ценности национальной культуры как таковой, это – родной язык, обычаи, семья, история, литература, музыка, религия… во-вторых, ценности политической культуры, это — современная концепция общественного бытия – например, авторитаризм или демократия…

Что касается базовых ценностей политической культуры, Россия как раз занята поиском своей политической идентичности – ещё не нашла.

С базовыми ценностями национальной культуры тоже не просто. Мы имеем дело с многонациональной страной. В России десятки «базовых культур».

Тем не менее – уверен Каспаров – «миллионы людей считают себя русскими по языку и культуре, не будучи русскими по происхождению». «вВлиберальном лагере, однако – продолжает он — любые разговоры о русской нации, из-за якобы непонимания понятия «гражданской нации», воспринимаются как что-то неприличное. Тем самым российские либералы лишают себя возможности использовать заложенный в концепции политической нации демократический потенциал.»

«Демократический потенциал», между прочим, заложен не в «политической или гражданской нации» (пример политической, гражданской нации — «советский народ»), а в демократическом государстве. Но это совершенно другой разговор.

…Философы спорят о словах, но мы верим своим глазам: люди кроме прочего по-прежнему настаивают на праве различаться по национальному признаку, по происхождению, «по крови». Они твёрдо продолжают держаться культурных традиций своих предков. Всё равно, нравится это кому-нибудь или нет. Чеченец, выступающий на спортивных соревнованиях под российским флагом, не становится от этого русским, представителем «гражданской нации», и было бы неправильно от него этого требовать. Тем более неправильно предъявлять ему ультиматум: или ты принимаешь наши «культурные ценности», или мы выставим тебя за дверь.

Не смешиваем ли мы иногда «культурные ценности» в высоком смысле с примерами бескультурья, хамства, грубости, агрессивности, нетерпимости… от кого бы они ни исходили?

Русский Batman

04 сентября 2013, 23:33

«…Для чего нужна Нвальному партия? Ответ: «Ни для чего.» http://www.echo.msk.ru/programs/code/1146700-echo/

Огромное заблуждение. Навальному партия нужна. Партия не нужна Путину. У Путина – Народный фронт, «организация без организации». Политическая партия не нужна хозяину или тому, кто мечтает им стать. Партия ни к чему в холопской стране, в стране с авторитарным режимом. Партии, представленные, например, в Думе, это не партии. А сама Дума, соответственно, не демократический парламент.

В западных демократиях партии выполняют чрезвычайно важную функцию. Именно через партии граждане регулярно выражают свою политическую волю. Во-первых, активной поддержкой партий, во-вторых, участием в демократических выборах. Отдавая той или иной партии свой голос на выборах, граждане всякий раз решают, каким курсом идти стране в ближайшие годы дальше.

Особенность момента в России как раз в том, что независимо от исхода московских выборов, а из-за одного только участия в политической конкуренции оппозиционера Навального, без преувеличения сказать, изменилась вся политическая ситуация в стране. Почти всей оппозиции вдруг стало ясно, что активно готовясь и активно участвуя в выборах, можно реально одержать победу, можно сдвинуть камень с места, можно начать перемены. Отчего у некоторых граждан словно гора с плеч. Перспектива «мирной революции»  в России отодвигается на некоторое время, а может быть навсегда.

Отсюда, сразу следующая задача – немедленно начать подготовку к следующим большим выборам, выборам в Думу. Впервые в истории России у демократических партий имеются все шансы получить коалиционное большинство в российском парламенте. Вряд ли на этот раз Парнас даст Навальному напрокат своё имя. Каждый будет бороться за себя, то есть за власть, за распределение государственных должностей по всей стране. Наступят, одним словом, демократические будни. Поддерживаемый только волонтёрами сказочный герой, русский Batman Алексей Навальный выжить в этой среде в одиночку не сможет.

Шансы Навального политически устоять это — стать новым хозяином в холопской стране или организовать собственную партию, получить проходной процент голосов избирателей на выборах в Думу и совместно с представителями других демократических партий начать поиск путей выхода из кризиса. Нелёгкая работа. Без всякой романтики. Без всякого геройства…

«Национальный вопрос с чеченцами»

03 сентября 2013, 22:15

«Мигранты есть в России? – Есть. Есть у нас национальный вопрос с мигрантами? – Есть…» http://www.echo.msk.ru/programs/code/1146700-echo/

Можно ли – спрашивает Ю. Латынина – на человека повесить ярлык «националист», если у него «есть национальный вопрос с мигрантами»? Неудачная в целом словестная  конструкция «национальный вопрос с мигрантами» означает одно из двух: либо «у человека» есть вопросы к мигрантам, либо у него разногласия с «носителями чужой культуры» по национальному вопросу.

Ни то, ни другое не является, однако, признаком национализма. Как и выражение «чёрная ж.», например, вполне может быть «всего лишь» признаком хамства и неотёсанности того, кто им пользуется.

Национализм, как политическая идея, мировоззрение, начинается с веры в исключительность собственной нации и кончается враждебным отношением к чужим, «низшим» народам. Причём, национализм избирателен. Тем самым он выдаёт своё лицемерие. «Направление враждебности» национализма в наших широтах наблюдается с севера на юг, с запада на восток. Известен, например, национализм немцев по отношению к полякам, национализм поляков по отношению к русским и национализм русских по отношению к таджикам. Национализм «в обратном направлении» — скажем, таджиков по отношению к немцам – скорее исключение.

Близкие национализму понятия это ксенофобия – страх перед чужеземцами, и расизм – демонстрация действительной и надуманной разницы между людьми для обоснования привилегий носителей этой идеологии или оправдания их агрессивности.

Национальный вопрос же это из области взаимоотношений различных наций в рамках одного государственного образования, как правило, в рамках имперских границ. В России (СССР) он решается теми же темпами, что и распад империи. У России по национальному вопросу нет теперь никаких разногласий ни с Финляндией, ни с Грузией, ни с Эстонией… Решён ли этот вопрос в России окончательно – покажет время.

Другое дело национализм. В будущем скорее придётся рассчитывать на распространение этой идеологии в России. Причины две: сложная демографическая ситуация в стране, с чем связана нехватка рабочих рук, и, как следствие, увеличение потоков трудовой миграции с юга. Россия к такому развитию совершенно не подготовлена. Всё более популярные у граждан рестриктивные, меры, как и тенденция бросить дело на самотёк — по принципу авось, небось и как нибудь — это не выход из положения.

А где выход?.. Ориентация на мульти-культи?

Русский национал-патриотизм

 

01 сентября 2013, 19:46

 

Русский национал-патриотизм для России последняя надежда. По крайней мере так говорят сами национал-патриоты. Откровенно. Без всякой оглядки на политкорректность. Cто лет назад его выражением был антисемитизм.  Сегодня даже некоторые евреи ищут защиту под крылом русского национал-патриотизма. Между двух зол — русского и  исламского патриотизма — они, как им кажется, выбирают меньшее.

Каталог российских несчастий длинный: «Численность русских неуклонно сокращается – сюда относятся ассимилировавшие евреи, грузины, скандинавы и т.д…Социальный паразитизм, неконтролируемая миграция, размывание всех моральных устоев, примат права индивида над правами общества, мультикультурность, а главное – отсутствие цивилизационной перспективы.» http://www.echo.msk.ru/blog/weller_michael/1146536-echo/  Список неполный. Действовать надо немедленно.

Начать можно с ответов на самый простой и на самый сложный вопрос. Если численность русских и ассимилировавших евреев неуклонно сокращается, и налицо у них отсутствие цивилизационной перспективы, то в этом – бог свидетель — виноваты они сами, то есть  русские и ассимилировавшие евреи.

Нет, аргументируют национал-патриоты. В том, что рождаемость у русских и у ассимилировавших евреев низкая, виноваты, конечно, таджики.

По такому единому принципу национал-патриотизм традиционно предлагает решение, если не всех, то значительной части проблем. Если власти не знают больше выхода, немедленно усиливается процесс промывания мозгов посредством так называемого «патриотического (военно-патриотического!) воспитания». Начинается активное размахивание национальным флагом, граждане вынуждены просыпаться и засыпать под звуки национального гимна, переписываются школьные учебники по истории, церковь получает кафедры в университетах, казаки патрулируют на улицах городов… Одновременно поднимают головы популисты. Они, якобы с позиций оппозиции, критикуют правительство, но фактически под теми же лозунгами организуют русские марши.

Чтобы любить свою Родину, свой язык, свою культуру совсем не обязательно трубить об этом на весь свет. Если русские национал-патриоты это всё-таки делают, то они преследуют две цели: во-первых, пытаются нащупать ускользающую почву под ногами и, во-вторых, хотят запугать остальной мир.

Оживление русского национал-патриотизма, попросту национализма, связано, конечно, с наличием в стране тех проблем, о которых все знают, а ещё с тем, что никто не знает, как проблемы решать, с тем, что нет плана выхода из кризиса. То есть, с одной стороны, недовольство, бессилие из-за отсутствия видимой перспективы, а, с другой стороны, на каждом шагу чужие, например, таджики, — легко различимое, персонифицированое зло.

Правда, однако, повторим это ещё раз, состоит в том, что все без исключения проблемы русских, включая проблемы демографии и миграции это проблемы самих русских, а не инородцев.

Проблемы миграции, в частности, связаны с распространённой русской привычкой брать и давать взятки, это «всего лишь» один из примеров коррупции. Начиная с нелегального въезда иностранцев в Россию, как востребованной дешёвой рабочей силы, через неучтённую занятость и кончая недостойными условиями проживания гастарбайтеров. Что это, проблемы мигрантов или это проблемы страны, принимающей мигрантов?

Национал-патриотизм, агрессивный национализм ещё нигде и никогда не решил ни одну национальную проблему. Наоборот, отвлекая граждан от действительных причин кризиса, предлагая простые решения сложных проблем, национализм создаёт у части коренного населения иллюзию собственной исключительности, непогрешимости и, тем самым, толкает их на ложный, опасный путь.