Фиолетовая трава

Предположим, журналист ведёт репортаж из Думского зала заседаний. По очередному пункту повестки дня разгорелась дискуссия. Обсуждается вопрос: какого цвета лужайка перед зданием Думы?

Депутат одной фракции утверждает, что трава красная.

Политические оппоненты уверены, нет, газон синий…

Должен ли журналист «играть в какую-то объективность, записывать комментарии идиотов-депутатов?» Или репортёру «надо открыто заявить», о другом, объективном мнении: трава… фиолетовая?

Вот вопрос, вынесенный на публичное обсуждение журналистами Сергеем и Тихоном.http://www.echo.msk.ru/blog/buntman/1214369-echo/

Внимательный читатель уже обратил внимание на то, что здесь задействованы две «объективности»: объективность журналистского репортажа и «объективность» авторского суждения, оценки, анализа.

Все дискутанты согласны, что перед зданием лужайка, а не заасфальтированная парковка. Мнения расходятся в определении цвета травы… Все согласны, что на Майдане рассерженные граждане. Но кто они, какую они преследуют цель? Тут мнения расходятся.

Первое утверждение объективно, второе субъективно. Итак, то, что поначалу казалось объективным, оказывается на деле субъективным. Вопрос, следовательно, стоит так: должен ли журналист в объективном репортаже высказывать своё субъективное мнение?..

Должны ли журналисты быть «выше», «над схваткой»?

«Мы не можем быть над схваткой» – уверен Тихон.

«А мы и не находимся над схваткой» – сначала уходит от ответа Сергей. Затем всё-таки соглашается: «Мы не можем ввязываться в борьбу позиций и мнений. Мы тоже боремся за свободу – за свободу и полноту информации. Но не с шашками наголо – то против «кровавого режима», то против либерастов.»

С шашками, с шашками… Как же без шашек?

Эхо Москвы – СМИ переходного периода. Периода начала заката авторитаризма в России. С одной стороны, у Эха лицензия вещать свободно, с другой стороны, радиостанция вынуждена быть всеядной – для серьёзных независимых СМИ это нонсенс, невозможная вещь. Здесь шашками наголо размахивает не редакция, а поочереди то Проханов, то Пионтковский, то Радзиховский, то Шендерович, то Кончаловский, то Веллер… Таким образом достигается состояние «объективности» вещания, распространения информации и демонстрируется всему миру наличие свободы слова в переходной России, не в последнюю очередь свободы обругать оппонента последними словами.

Не исключено, что у Сергея Бутмана поэтому на душе кошки скребут…

 

Schreibe einen Kommentar

Deine E-Mail-Adresse wird nicht veröffentlicht. Erforderliche Felder sind mit * markiert.