«Улей , пахнущий соленьями и овощами»

16 августа 2013, 09:07

 

Я люблю русский язык и стараюсь писать грамотно. Конечно, случаются досадные ошибки, неудачные формулировки. Мне в таких случаях стыдно.

А что если, как говорится, совсем не в те ворота? Надо ли обращать на это внимание? Обязательно надо. Никто из нас пишущих или читающих не учитель и не воспитатель по отношению к другим. Мы учимся друг у друга взаимно. Но если принимается халтурно выполненная работа – всё равно в строительстве или в журналистике – значит кому-то это выгодно, значит… ищите женщину.

И мы её находим. Анна Биркнер, „жительница Дюссельдорфа“, публикует пост «Что такое «рынок» в Германии» http://www.echo.msk.ru/blog/abirkner/1136562-echo/ .

Должен сказать, всегда интересно читать материалы наших соотечественников, недавно проживающих за границей, в Германии,например, или туда командированных. Это сразу заметно по их восторженному тону: «Ах, дойче бан!», «Ах, паспортный стол!», «Ах, колхозный рынок!»…

Не о рынках речь. Эта тема специальная. Автор, мягко говоря, не в курсе. То, что изображено на фотографиях это не рынок. Это крытый павильон, владелец которого сдаёт в аренду отдельные прилавки, ячейки, ларьки. Такая торговля это не немецкое изобретение. Её в Германию завезли, скорее всего турки. Или русские, которые быстро научились этому у турков. Такой «рынок», своеобразный универмаг, работает каждый день кроме воскресенья, в отличие от традиционного немецкого Wochenmarkt, классического рынка, который «собирается» регулярно один-два раза в неделю, как правило, на городской площади – у ратуши и церкви.

Неправильно сказать, что рынок «это теперь модно». Рынок никогда не выходил из моды. Рынок это часть европейской культуры. На рынке можно было всегда купить, например, сельско-хозяйственные продукты, выращиваемые в данной местности. Это, в частности, то, что у покупателей сегодня, когда продукты питания привозятся часто издалека, особенно ценится. Сегодняшний рынок, однако, сильно отличается от традиционного. Примерно половина торговли на рынке — продуктами питания, из них, может быть, одна треть местного происхождения (региональная разница большая), а происхождение двух третей то же, что и в супермаркете. Вторая половина торговли дешёвыми, в прямом и переносном смысле, шмотками. Эта часть торговли принадлежит азиатам. Никакой романтики. Однако, мы отвлеклись. Наша тема – русский язык.

Если пишущий знает, о чём пишет, но не владеет пером – это полбеды, если автор — писатель, но не знаком с предметом исследования – это беда. Катастрофа, если автор и писать не умеет, и не знает, о чём пишет.

«Перед вами шумный, бойкий улей, пахнущий соленьями и овощами…»

Пчелиный улей, какой угодно, но не шумный и не бойкий. А если соленьями отдаёт, то это скорее овощной погреб.

…Предложение ещё не закончено, мы остановились после запятой. И далее по тексту: улей «…прохладный в летний зной и уютный в Рождество…»

Можно так:

прохладный — тёплый

летний зной — зимняя стужа

Пасха (Тройца) — Рождество.

Но никак не:

прохладный — уютный

летний зной  — Рождество

Тем более, что Рождество к рынку никакого отношения не имеет. Рождество это Weihnachtsmarkt, то есть не рынок (-мarkt), а рождественская ярмарка.

Наконец, этот пахнущий щами улей ещё и «оазис дружелюбного и здорового бизнеса». «Оазис дружелюбного и здорового бизнеса»! Надо же до такого додуматься.

«С каждым годом на немецких рынках растет число мелких предпринимателей, — пекарей и кустарей, рыбаков и коптильщиков…»

Откуда знаем, растёт или не растёт? С каждым годом? Рынки это давняя традиция. Если число с каждым годом растёт… А может быть, наоборот, число пекарей и коптильщиков уменьшается, а число азиатов, торгующих тряпками увеличивается?

Пекари и коптильщики «стремятся к непосредственному контакту со своими покупателями. Напрямую. Без посредника в лице крупного бизнеса или супермаркета на углу…»

А когда было иначе? Разве можно иначе? Продавал пекарь когда-нибудь выпеченный им хлеб через посредников? Скорее наоборот. Сегодня пекарь – посредник. Ибо он уже не традиционный пекарь, который в 3 часа утра был уже на ногах, чтобы к завтраку – немцы встают рано – был свежий хлеб. Сегодня пекарь печёт хлеб в электической печи из готового теста, приготовленного на предприятиях «крупного бизнеса».

Мечта всякого коптильщика «быть рядом с покупателем», а у покупателя мечта быть рядом с коптильщиком.

Почему рядом, а не спереди или сзади? И вообще, надо ли такое прозаическое дело, как купля-продажа кило картофеля и полкило помидоров превращать в мечту о романтическом соединении продавца и покупателя?

И вот «две мечты пересекаются на площади, вызывая одобрительную улыбку городской управы».

«Одобрительную улыбку городской управы». Боже правый!

Покупателю «не устоять в этой дружеской атмосфере, перед добродушным лицом продавца, который может ответить на любой вопрос о своем товаре (а заодно и о товаре своего коллеги-конкурента)».

Интересно, «коллега-конкурент» тоже заодно пиарит товар соседа по лотку? Как видим, идиллия полная. Не рынок, а благотворительное собрание..

«Не то чтобы честному труженику было легко работать.»

Другими словами, несмотря на «бесконечные стандарты и правила» у коптильщика «добродушное лицо». И «он работает. На пределе своих возможностей. Даже когда финансово-экономическая ситуация(!) оставляет желать лучшего.» Да-а-а, в России он бы уже давно был герой труда. Да что там он – весь рынок герой. Весь Дюссельдорф…

Но главный герой репортажа, чья работа, как правило, «недооценивается или остается за кадром» это «организатор», попросту владелец рынка-павильона, «на чьих плечах лежит огромная отвественность». Как нам жаль директора рынка!

«В чем же тайна этого чудесного взаимодействия между потребителем и производителем?» А также, — добавим мы, — между „жительницей Дюссельдорфа“ и редактором Эха Москвы?

«Да нет никакой тайны!»…

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.