Тоне Самсоновой. Лондон

24 ноября 2013, 22:10

Дорогая Тоня Самсонова,

последнее письмо из Лондона, восьмое по счёту, с благодарностью получил. На этот раз ты обратилась к непростой теме национализма. Выводы, которые ты делаешь заслуживают обсуждения. Сегодня воскресенье. В Берлине дождь. Не откладывая в долгий ящик, берусь за ответ.

Тебе показалось, что в той социальной среде, где ты живёшь, «национальность вдруг перестала быть важной». Ты решила разобраться в вопросе. И, разобравшись, «перестала видеть угрозу в русском национализме». Ибо того, о чём спорят в Лондоне, Берлине и в Москве, оказывается, нет. «Национализма нет, это просто требование сменяемости власти и эффективности государства.»

Далее ты просишь своих друзей в Москве твоё открытие донести до русских националистов, объяснив им, «что им на самом деле нужно». Трудная у твоих друзей задача. Но не будем забегать вперёд.

Первое, что мы должны сделать — это договориться о терминах. В заголовок твоего письма почему-то вынесен термин «либеральный национализм». Чтобы не усложнять диспут, беру за основу дальнейших рассуждений общественный феномен, получивший название национализм.

Что такое национализм? Дело не в том, чтобы национализму, как социальному явлению, дать «правильное», единственно верное обозначение, языковое название, а в том, чтобы была уверенность — мы говорим об одном и том же предмете. В другом месте мне приходилось уже писать на эту тему, поэтому коротко о главном.

Исторически эпоха расцвета национализма — XIX век — время подъёма патриотических настроений у народов Европы. Именно тогда национализм стал синонимом слову патриотизм. К концу века атмосфера в европейских государствах радикализировалась. Национал-патриотизм служил уже оправданием империализму, то есть признанию легитимным стремления некоторых держав к господству над другими народами… Так слово «национализм» стало близко по значению и слову «шовинизм». Шовинизм это вера в превосходство собственного народа и неуважительное, пренебрежительное отношение к другим нациям.

В современной языковой практике слово национализм имеет негативный оттенок. Это «коктейль» из понятий патриотизма, шовинизма, а также ксенофобии — враждебного отношения к иностранцам и страха перед чужаками…

Причём, в различных странах национализм имеет свои особенности. Так, в Великобритании, в Германии и в России — это в первую очередь ксенофобия, а в Шотландии, кроме того, мы имеем дело с «запоздалым» патриотизмом, где местные националисты требуют отделения от Англии. Запоздалым, потому что классические национальные государства потеряли или постепенно теряют своё значение. Мировой порядок всё более интернационализируется.

Твои, Тоня, выводы основаны на размышлениях после наблюдения переезда «семьи русского мальчика из Чечни» (в другом месте — «чеченской пары из Сочи», «чеченской семьи») из мусульманского района в более «благополучный» район Лондона.

Небольшая, но, по-моему, важная деталь требует уточнения. Какой национальности «русский мальчик из чеченской семьи»? Для учительницы лондонской школы он русский, поскольку из России, но считают ли его таковым его родители?

Из немецкой прессы известно, что и в Германии в последнее время имеет место увеличение числа чеченских беженцев, которые через Польшу въезжают в Германию, чтобы подать здесь заявление на политическое убежище. В Германии их заявление не рассматривается. По Дублинскому соглашению им предстоит возвращение в Польшу, демократическую страну, через которую они въехали в Германию, или, на выбор, возвращение в Россию. В Россию они возвращаться не хотят, так как русскими себя не считают. И это несмотря на финансовую поддержку Европейского союза: билеты на самолёт в любой российский город, плюс «дорожные» в размере 500 евро взрослым и 200 евро детям.

Но вернёмся в Лондон.

Чеченская семья, переехав из мусульманского небезопасного района в другой, более респектабельный, «плевать хотела на национальный состав района, в котором теперь живёт». «Национальность, — по-твоему, — вдруг перестаёт быть важной»… К сожалению, только для тех, кому «размер семейного бюджета» позволяет совершить переход «из одного класса в другой». Большинство же мигрантов вынуждены жить в и без того проблемных жилых районах, своего рода лондонских Бирюлёво, питомниках национализма.

Отсюда, Тоня, ты делаешь смелый, прямо-таки революционный вывод: «национализма нет, а есть неэффетивное государство». Другими словами, стоит таджиков из Бирюлёво переселить в Хамовники, как тема национализма, по крайней мере в Москве, перестанет быть актуальной.

 

С дружеским приветом

Валерий Чеховский

Берлин

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.