«Особенная Конституция»

 

Если государственные деятели самого высокого ранга обращаются в своих работах к абстрактным научным темам, то это скорее исключение. Во-первых, этого от них не ждут, во-вторых, нужно быть специалистом, чтобы «рисковать», предлагая критическому научному сообществу свою оригинальную идею.

Председатель правительства РФ Дмитирий Анатольевич Медведев — специалист, кандидат юридических наук. Тема его статьи, опубликованной в журнале для специалистов и продублированной на Эхе, Конституция РФ. http://www.echo.msk.ru/blog/echomsk/1215697-echo/

БОльшая часть текста посвящена разбору скучных «юридических технологий», то есть «процессов подготовки и принятия правовых актов как формы управленческих решений». Но статья содержит также и несколько общих высказываний по теме. Последние должны заинтересовать и более широкий, чем государственные управленцы, круг читателей.

«Наша Конституция особенная… Она инструмент реформ, которых так хотело большинство граждан тогдашней РСФСР.»

Злые языки, обратив внимание на ещё одно «наше своеобразие», «нашу особенность», комментируют: «За что боролись – на то и напоролись.»

Впрочем, иронизируют пусть другие. У нас другая задача.

Основная часть статьи начинается со следующего, на мой взгляд, беспорядочного высказывания: «Сегодня конституция шире понятия нормативного текста Оновного закона.»

Как это следует понимать? В Конституции больше смысла, чем в её тексте? Основной закон имеет некое содержание, отличное от того, что сформулированно русским языком в её статьях и главах? Кто имеет, в таком случае, доступ к этому зашифрованному содержанию? У кого есть право свободно трактовать скрытые от обычных людей конституционные положения? Легко догадаться. Если это так, то тем самым широко открываютя ворота и двери для произвольного толкования статей Основного закона.

Такое подозрение ещё боле усиливается после следующего пассажа:

«Не только практика применения положений конституции, но даже подзаконное регулирование могут неузнаваемо изменить толкование Основного закона, модифицировать смысл его норм под воздействием стремительно меняющихся политических, экономических и социальных условий. Это придаёт современной конституции гибкость и адаптивность…»

Разве не наоборот?

Во-первых, практика и законы не могут, не должны противоречить положениям Конституции. Если возникают сомнения по поводу соответствия законов Конституции, то вопрос решается в Конституционном суде.

Во-вторых, ни практика, ни законы не могут «модифицировать смысл» Основного закона», даже если жизнь меняется со скоростью ракеты «Союз». Текст Конституции должен быть по возможности составлен недвусмысленно, исключая «неузнаваемое его толкование».

В-третьих, Конституция не может быть «гибкой и адаптивной». Напротив, Конституция это жёсткий правовой конструкт. Что не исключает внесения в установленном порядке изменений в текст Конституции. Но это другой вопрос.

Нельзя согласиться и с таким утверждением автора: «Конституция РФ определяет цели публичного управления, общий конечный результат государственного и общественного развития. К их числу относятся защита прав и свобод человека и гражданина…Конституция это своего рода дорожная карта…»

Это не так.

Конституция не план, который предстоит осуществить когда-нибудь в будущем. Конституция это собрание актуальных и обязательных для всех правил общежития, общественных и политических принципов, высшее право, стоящее над любым создаваемым государством законом или нормативным актом.

Конституция это не «дорожная карта», с нанесённой на ней конечной целью пути. Конституция это уже осуществлённая, работающая  «концепция бытия», например, уже сегодня, а не в далёком или близком будущем, гарантированные права и свободы человека и гражданина…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.