«Национальный вопрос с чеченцами» или «разговор на запретную тему»

«Мигранты есть в России? – Есть. Есть у нас национальный вопрос с мигрантами? – Есть…» http://www.echo.msk.ru/programs/code/1146700-echo/

Можно ли – спрашивает Ю. Латынина – на человека повесить ярлык «националист», если у него «есть национальный вопрос с чеченцами»? Словестная  конструкция «национальный вопрос с мигрантами (чеченцами)» означает одно из двух: либо «у  человека» есть вопросы к миргантам, либо у него разногласия с «носителями чужой культуры» по национальному вопросу.

Ни то, ни другое не является, однако, признаком национализма. Как и выражение «чёрная ж.», например. Это вполне может быть «всего лишь» признаком хамства и неотёсанности того, кто таким способом выражает свои эмоции.

Национализм, как политическая идея, мировоззрение, начинается с веры в исключительность собственной нации и кончается враждебным отношением к чужим, «низшим» народам. Причём, национализм избирателен. Тем самым он выдаёт своё лицемерие. «Направление враждебности» национализма в наших широтах наблюдается с севера на юг, с запада на восток. Известен, например, национализм немцев по отношению к полякам, национализм поляков по отношению к русским и национализм русских по отношению к таджикам. Национализм «в обратном направлении» — скажем, таджиков по отношению к немцам – скорее исключение.

Близкие национализму понятия это ксенофобия – страх перед чужеземцами, и расизм – демонстрация действительной и надуманной разницы между людьми для обоснования привилегий носителей этой идеологии или оправдания их агрессивности.

Национальный вопрос же это из области взаимоотношений различных наций в рамках одного государственного образования, как правило, в рамках имперских границ. В России (СССР) он решается теми же темпами, что и распад империи. У России по национальному вопросу нет теперь никаких разногласий ни с Финляндией, ни с Грузией, ни с Эстонией… Решён ли этот вопрос в России уже окончательно – покажет время.

Другое дело национализм. В будущем скорее придётся рассчитывать на распространение этой идеологии в России. Причины две: сложная демографическая ситуация в стране, с чем связана нехватка рабочих рук, и, как следствие, увеличение потоков трудовой миграции с юга. Россия к такому развитию совершенно не подготовлена.

Как быть с «чужими», не знаем.

Со «своими» проще: либо чеченцы «принимают базовые культурные ценности, составляющие основу российской идентичности, становясь тем самым частью единой политической нации, либо же они перестают быть частью России во всех смыслах и в дальнейшем строят свою собственную государственность». http://www.echo.msk.ru/blog/kasparov_garry/1150674-echo/

Какие же «базовые культурные ценности» составляют «основу российской идентичности»?

Можно выделить две группы культурных «базовых ценностей», во-первых, ценности национальной культуры как таковой, это – родной язык, обычаи, семья, история, литература, музыка, религия… во-вторых, ценности политической культуры, это — современная концепция общественного бытия – например, авторитаризм или демократия…

Что касается базовых ценностей политической культуры, Россия как раз занята поиском своей политической идентичности – ещё не нашла.

С базовыми ценностями национальной культуры тоже не просто. Мы имеем дело с многонациональной страной. В России десятки «базовых культур».

Тем не менее – уверен Каспаров – «миллионы людей считают себя русскими по языку и культуре, не будучи русскими по происхождению». «вВлиберальном лагере, однако – продолжает он — любые разговоры о русской нации, из-за якобы непонимания понятия «гражданской нации», воспринимаются как что-то неприличное. Тем самым российские либералы лишают себя возможности использовать заложенный в концепции политической нации демократический потенциал.»

«Демократический потенциал», между прочим, заложен не в «политической или гражданской нации» (пример политической, гражданской нации — «советский народ»), а в демократическом государстве. Но это совершенно другой разговор.

…Философы спорят о словах, но мы верим своим глазам: люди кроме прочего по-прежнему настаивают на праве различаться по национальному признаку, по происхождению, «по крови». Они твёрдо продолжают держаться культурных традиций своих предков. Всё равно, нравится это кому-нибудь или нет. Чеченец, выступающий на спортивных соревнованиях под российским флагом, не становится от этого русским, представителем «гражданской нации», и было бы неправильно от него этого требовать. Тем более неправильно предъявлять ему ультиматум: или ты принимаешь наши «культурные ценности», или мы выставим тебя за дверь.

Не смешиваем ли мы иногда «культурные ценности» в высоком смысле с примерами бескультурья, хамства, грубости, агрессивности, нетерпимости… от кого бы они ни исходили?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.