«Мозговой штурм»

02 октября 2013, 17:29

23 ноября 2013 года в Москве состоится Гражданский форум. Организатор собрания — фонд А. Кудрина Комитет гражданских инициатив (КГИ). Ожидается, что в форуме примут участие около тысячи человек. По замыслу организаторов, участники должны найти «пути решения наиболее острых проблем развития страны».

В рамках подготовки к форуму Центром политических технологий (ЦПТ) был подготовлен доклад «Гражданское общество – ресурс развития России».

В докладе читаем: «На форуме может состояться беспрецедентный по масштабу «мозговой штурм»… Наш доклад – попытка задать концептуальную и содержательную рамку для этого «мозгового штурма»».

«Концептуальная и содержательная рамка «мозгового штурма»» — это серьёзный интеллектуальный аванс. Повод для нас познакомиться с докладом, документом на 120 страницах, поближе.

В центре внимания доклада понятие «гражданское общество». Оно вынесено прямо в заголовок. Правда авторы немедленно, уже во введении демонстрируют некоторую неуверенность: Они «не ставят нереальных целей дать «единственно верное» определение гражданского общества…»

Имеем ли мы дело с «единственно верным определением» или нет – для нас неважно. Важно другое. Чтобы вести любую дискуссию, не говоря уже о дискуссии научной, необходимо прежде всего определиться с содержанием используемых терминов, понятий. Иначе дискуссия теряет смысл. Если, например, речь на форуме должна пойти о «гражданском обществе», да ещё в таком значении как «ресурс», т. е. источник или средство, «развития России», то тысяча участников планируемого собрания должны быть уверены, что они говорят и спорят об одном и том же предмете.

Так что же такое гражданское общество?

Там же во введении к докладу мы принимаем к сведению важный факт: «Гражданское общество в России состоялось». Другими словами, оно объективно существует. Гражданское общество, так сказать, «присутствует среди нас». Или, наоборот, «мы присутствуем в нём».

Введение, далее, разъясняет, что гражданское общество это «субъект общественно-политической жизни», «объединения граждан», «оппозиционная стихия». Уже здесь находим противоречие, которое — здесь мы забегаем вперёд — в конце-концов приведёт нас к решению «загадки» гражданского общества. Противоречие заключается в том, что, с одной стороны, гражданское общество в докладе это «объединения граждан», с другой стороны — «оппозиционная стихия». То есть здесь оно — «общественный субъект», а там — указание на характер общественного бытия. Разные вещи.

То же противоречие находим и в другом месте введения в такой формулировке:  «гражданская активность  неиспользуемый ресурс развития страны, пренебрегать которым – гибельно для государства и для общества».

Вспомним заголовок доклада. В заголовке «ресурс развития России — гражданское общество», в приведённой же цитате — это «гражданская активность». Так что же всё-таки «ресурс развития» — субъект или  его состояние, гражданское общество или гражданская активность? Или, может быть, «состояние субъекта» — «гражданская активность гражданского общества»? К этому вопросу мы ещё вернёмся, ибо он имеет решающее значение для рассуждений о гражданском обществе, а также для того, что Пётр Шкуматов, координатор движения «Общества синих ведёрок», очень метко назвал «синхронизацией мнений гражданских активистов», как основной цели Гражданского форума.

Теперь нам предстоит, наконец,  разгадать тайну «гражданского общества». Оказывается, таинственность неожиданно пропадает, если подойти к вопросу с другой стороны.

На форуме заявлена работа секции «Общество». Тема для обсуждения на секции: «Диалог между властью и гражданским обществом». Название темы это одновременно и формулировка главной задачи. Над её решением также ломали головы и авторы доклада: Как наладить диалог между властью и «гражданским обществом», между государством и его гражданами?

Доклад предлагает целый ряд мер, суть которых в конечном итоге сводится к тому, чтобы направить очередной аппель, призыв государству, с надеждой быть, наконец, услышанным. Аппель государству, которое, по мнению авторов доклада, пока  «держит гражданское общество под подозрением».

Нетрудно предсказать, чем  в таких «концептуальных и содержательных рамках» завершится «мозговой штурм» на форуме. Поступят десятки предложений «с мест». Будет составлен полный список «прошений». Участники форума разъедутся по домам, а воз так и останется стоять там, где он и сегодня стоит.

В чём тут дело?

Дело в неправильной постановке задачи, в неудачной формулировке проблемы. Иногда поставить правильный вопрос важнее, сложнее, чем потом дать на него ответ.

Итак, «диалог между властью и гражданским обществом»…

Здесь мы берём быка прямо за рога и утверждаем: Диалог между государством и гражданами или в принципе невозможен, или такая формулировка есть тавтология – простое повторение. А «или – или» зависит от того, какое государство!

В авторитарном государстве, будь-то монархия или любой другой авторитарный режим, диалог исключается в принципе, по определению. В России так было при самодержавии, при коммунизме, и такая традиция, в известном смысле, продолжается до сих пор.

В Демократиях, напротив, диалог является выражением имманентной сущности государства. Поэтому «диалог» здесь — тавтология. В Демократиях государство — это граждане, а граждане это государство. Отсюда, можно даже утверждать, что в демократическом государстве граждане ведут диалог сами с собой. Обязательно найдутся читатели, которые должны будут здесь схватиться за голову, предполагая, что «у граждан» крыша поехала, раз они в диалоге сами с собой. Другие, продвинутые, скажут: это софистика. А я говорю, что это диалектика!

Итак, самое время правильно сформулировать вопрос и корректно поставить задачу, адресованную форуму и не только ему.

А правильная постановка вопроса такая: как мы должны характеризовать Российское государство сегодня? Это автократия или демократия? Простой вопрос. Все знают на него ответ. А раз так, то теперь нет ничего проще сформулировать и цель.

Задача «общества» по большому счёту не в том, чтобы «наладить диалог» с патерналистским, авторитарным государством, – это, как уже было сказано, нонсенс, невозможная вещь, — а в том, чтобы его изменить, начав постепенный переход от автократии к демократии. Такой переход к демократии будет одновременно переходом общества к гражданскому обществу, т. е. к обществу активных граждан.

Читатель помнит, что, обнаружив у авторов доклада противоречие в определении «гражданского общества», я обещал вернуться к этому вопросу вновь.

В принципе словесное выражение «гражданское общество» можно наполнить каким угодно содержанием. Всё зависит от того, какому явлению, какому факту материальной или общественной жизни мы даём тем самым словестное обозначение. Так, рассуждая об обществе, мы должны идти от определённых фактов общественной жизни к их названию, их словестному обозначению, а не наоборот. Такие факты с однозначным содержанием, получив имя, выраженное словами общеупотребительного языка, становятся — конечно, если находят общественно-научное признание — научными категориями, научными понятиями.

Например, мы можем вслед за авторами доклада утверждать, что «гражданское общество» это «субъект общественно-политической жизни», «объединения граждан»,  например,  движение «Общества синих ведёрок». Хотя здесь можно без всякого ущерба для коммуникации пользоваться просто словом «общество», без приставки «гражданское».

Какой в таком случае общественный факт мы хотим выделить из ряда других фактов, делая ударение на слове «гражданское», пользуясь термином «гражданское общество»? Этот факт — «гражданская активность». Гражданское общество – это общество активных граждан! То есть оно не «субъект общественной жизни», а указание на качественное состояние общества, на свойство, на характер общественного бытия. Такое состояние общественного бытия, выражением которого является активность граждан, есть демократия. Активность граждан здесь не только возможна и необходима, она, более того, свойственна демократическому бытию. Гражданское общество, следовательно, это демократия.

Главный признак, наличия гражданского общества свободные, демократические выборы. В этом проявление самой важной гражданской активности членов общества. Именно благодаря такой активности происходит смена власти и диалог… граждан между собой. Ибо граждане избирают и переизбирают «власть», всякий раз выдвигая кандидатов из своей среды. В отличие от автократий, где власть практически передаётся по наследству, — «по наследству» в ковычках и без ковычек.

Круг, как видим, замкнулся. Мы подошли или, лучше сказать, вновь вернулись к главной для России задаче – необходимости совершить переход от традиционно русской автократии к демократии.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.