Вор или тиран?

26 января 2014, 16:39

Леонид Волков известен в Москве как успешный практик прошлой предвыборной борьбы. После опубликования его статьи «Право на восстание» http://www.echo.msk.ru/blog/volkov_l/1244370-echo/ его можно смело считать теоретиком будущей революции. Здесь он делает попытку общественную практику на примере Майдана объяснить с помощью общественной теории. Все комментаторы или политологи заняты в основном выяснением вопроса, кто прав, а кто виноват, гадая, как долго продержится Янукович и хватит ли у Кличко умища, что бы занять пост президента республики. Волков же ставит вопрос иначе. Он совершенно правильно спрашивает не «кто?», а «что?».

По-моему, значение общественной теории до сих пор в целом недооценивается. Поэтому народ (а в своей статье Волков часто ссылается на народ) не знает, каких принципов придерживается власть, а каких — оппозиция, какова концепция бытия, например, Путина, а какова – Навального. Их почитать, послушать – всё общие места.

По примеру одного известного киногероя Волков в своих рассуждениях идёт «простым логическим путём». Ссылаясь на «все демократические конституции», он пишет: «Если народ является единственным источником власти, то он имет право на осуществление своей власти непосредственно, то есть имеет право путём восстания взять её в свои руки».

Если «народ имеет право восстанием, то есть силой взять власть», то, мы вправе сделать допущение, что к моменту восстания власть должна находиться в «чужих руках»? В чьих? Как власть туда, «в недемократические руки» попала? А может быть власть всегда уже была «в чужих руках»? Но если власть недемократическая, то какое это имеет отношение ко «всем демократическим конституциям», в которых, по мнению Волкова зафиксировано «право на восстание»?

Демократическая конституция, гарантируя «народу» право на восстание, допускает тем самым возможность свержения Демократии, то есть возможность устранения самой себя. Мало ли что «народу» придёт в голову. Ни одно государство, ни одна власть, в том числе демократеческая, не согласится с такой постановкой вопроса. Любая власть уверена, что она легитимна. Демократия не исключние. Следовательно, демократическая конституция и зафиксированное в ней право на восстание исключают друг друга.

Противоречие разрешается при внимательном чтении Основного закона, Конституции ФРГ. 4-й абзац статьи 20 этого документа цитирует Волков в доказательство правильности своего тезиса — права народа на восстание. Вот это место: «Всякому, кто попытается устранить этот (демократический – В.Ч.) строй, все немцы имеют право оказывать сопротивление, если не могут быть использованы иные средства.»

В чём разница?

Волков говорит о праве народа на восстание вообще, то есть о праве народа на революционное свержение действующей власти в принципе. В немецкой же Конституции речь идёт о праве народа на сопротивление попыткам устранить Демократию, демократический строй. Германия, например, согласно Конституции этой страны, демократическое государство. Если вдруг со стороны некой силы «из народа» (а откуда ещё?) возникнет опасность устранения этого демократического строя, то немцы (демократы из народа!) имеют право на сопротивление. Иначе говоря: «восстание» это штурм, нападение, атака на «строй» с целью его свержения и замены, а «сопротивление» – его защита.

В конце-концов Волков, говоря о народном «праве на восстание в целях сопротивления», запутывает дело окончательно…

Итак, одно из двух: или народ имеет дело с Демократией и готов её защищать, то есть готов оказывать сопротивление попыткам устранить демократический строй, или налицо тирания, режим угнетения, и тогда уже со ссылкой на Всеобщую декларацию прав человека (а не на Конституцию данной страны!) можно признать легитимным восстание против власти угнетателей.

Самое время от слов перейти к делу, от революционной теории перейти к революционной практике. Последуем вслед за Волковым на Майдан, в самую гущу «восстания народа» против «господства тирании и угнетения», туда, где по другую сторону баррикад стоят «люди в бронежилетах».

В теории, как мы видели, не всё так просто. Зато, разобравшись в ней, легко соориентироваться на практике. Тем, собственно, и хороша теория. В этом её и назначение.

Начнём с того, что «люди в бронежилетах» это тоже народ. Дадут им приказ, и они, по словам одного из военных, в течение двух часов разгонят другую часть народа, реализующей, по Волкову, своё право на восстание, забрасывая униформированных бутылками с коктейлем Молотова.

Во-вторых, наряду с Майданом и примерами захвата народом администраивных зданий «на местах» имеется ещё и другая, значительно бОльшая масса украинского народа, которая нередко симпатзируя Майдану, страшно боится последствий его победы. Эти люди охвачены страхом, который имеет корни в прошлом опыте. Люди боятся потерять последнее. Они почему-то уверены: на смену одним жуликам придут другие, те, которых пока не допустили к общественному корыту. …И всё начнётся сначала. Вот почему, в частности, народ не реагирует на призывы начать всеобщую забастовку, что было бы логичным продолжением «народного восстания», начало которому положил Майдан…

Самое трудное в наших рассуждениях позади. Чтобы объяснить, что происходит в Украине, требуется ответить на простой вопрос: Янукович это тиран, узурпировавший власть, или бездарный политик, пару лет назад демократическим путём выбранный народом по ошибке? На этот вопрос также легко ответить, как и на следующий: Майдан это сопротивление ворам, превратившихся в высокомерных политиков, игнорирующих, обесценивающих демократию, или это восстание против тирании?

Не много ли ворам чести считать их тиранами?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.