Варвара защитила диссертацию 2

 

«Россия должна стать звеном в цепочке создания глобальной стоимости в товарах и услугах.»

Поскольку услуги при капитализме – тоже товары, то приведённая фраза вводит читателя в заблуждение. Но не это главное, не это повод для меня, как говорили в старину, взяться за перо. Я хочу обратить внимание просвещённой публики на ошибочное использование научных терминов – этой ошибке без малого уже 145 лет. Следующий год – и важная, и трагическая дата не только для сторонников марксизма, но и для всех интересующихся историей, в частности, историей марксизма в СССР и в России. 1872 год – важная дата, т. к. первый том Капитала К.Маркса был впервые переведён на русский язык, трагическая – т. к. этот перевод ошибочен по существу. Правда, есть и другой, альтернативный вариант перевода, но в Советском Союзе его существование было государственной тайной, а в сегодняшней России –тщательно замалчивается. Конечно, всё это имело последствия для советской (российской) общественной науки: ошибка оставила глубокие следы в прошлых работах т. н. марксоведов, она тиражируется и до сих пор. Так что теперь это уже и трагикомическая история.

Однако, к делу. «Стоимость создать нельзя» – ни в глобальном, ни в локальном масштабе. Производители при капитализме создают товары, т. е. потребительные ценности (вещи обладающие полезным качеством, полезные вещи) и ценности (продукты, в которых накоплен человеческий труд). Выражение «создание глобальной стоимости» своей кажущейся высоконаучностью может кого угодно привести в смущение, спустимся поэтому на землю и временно переселим Смитовского булочника из Лондона времён классического капитализма в современную Москву эпохи первоначальноой капиталистической аккумуляции.

Чтобы своевременно, к затраку, трудящимся российской столицы подать свежий хлеб, булочник встаёт рано и сразу принимается за дело. Он хочет произвести и продать товар, чтобы за вычетом всех расходов получить прибыль. Булочник может не знать, что, согласно теории Рикардо-Маркса, выпекая хлеб, производя товар, он затратами своего труда создаёт ценность, товарную ценность. Что он, однако, знает определённо,  так это то, что его продукт найдёт покупателя только в том случае, если будет иметь потребительную ценность, т. е. обладать качеством, свойством удовлетворять человеческую потребность. Булочнику по опыту известно: если он схалтурит, например, примешает в тесто опилки, то его продукт не найдёт сбыта, не будет иметь потребительной ценности (полезности), не будет товаром, а затраченный на его производство труд – это бесполезный труд, следовательно, не создаёт ценности.

Но стоимость? Где место в системе категорий Капитала стоимости. В широком смысле стоимость по-русски, то есть по смыслу этого слова в общеупотребительной речи, означает обмен (книга стоит одного билета на футбол или 100 рублей, Париж стоит обедни, овчинка выделки не стоит и т. д.); в узком, политэкономическом смысле – это соотношение, пропорция, в которой одна потребительная ценность, один товар обменивается на другой, или, что то же самое, – на деньги. Стоимость в политэкономии это меновая ценность. Меновая стоимость, следовательно, – тавтология, а выражение «потребительная стоимость – нелепость» (П. Струве). Отсюда понятно, что как бы, например, наш булочник не напрягался локально, а Россия – глобально, создать стоимость, то есть создать соотношение, пропорцию они не в силах.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.