Борис Скляренко. МОЙ ОТВЕТ ЧЕХОВСКОМУ

МОЙ ОТВЕТ ЧЕХОВСКОМУ:
В ОСНОВАНИИ ПЕРЕВОДА КАПИТАЛА ДОЛЖЕН ЛЕЖАТЬ АНАЛИЗ ПРОЦЕССА ТРУДА , А НЕ ТЕКСТ МАРКСА САМ ПО СЕБЕ.

Несколько дней тому назад мы с Валерием Чеховским начали новый раунд нашей дискуссии по проблеме понимания содержани Капитала и основания для его адекватного перевода. На мой взгляд, наши разногласия основаны на том, что В. Чеховский признает только одну линию движения в Капитале — линию движения товарной ценности, оставляя за бортом своего внимания линию стоимости и тем самым в отличии от Васиной и других оппонентоа, которые признают движение только стоимости, он также впадает в противоположную крайность. В реальности, как и в Капитале движение труда ,как процесса осуществляется и в ценностной и стоимостной форме, но в отличии от натурального способа производства где доминирует ценностное сопоставление продуктов труда, в капиталистической системе ценность суть только носитель стоимостной формы движения труда и его превращенных форм. Как только мы избираем доминирующим ценностное движение, то теория трудовой стоимости становится совершенно излишней… Ниже я пытаюсь именно эту мысль донести в своих ответах на критику Чеховского…

Что мы выяснили? Ничего! Если так пойдёт и дальше, то возиться будем до третьего пришествия. Позволь я сформулирую наши разногласия. Они заключаются в том, что я настаиваю немецкое Wert в «Капитале» переводить исключительно русским «ценность», Tauschwert – русским меновая ценность, Gebrauchswert соответственно – русским потребительная ценность. Tauschwert, правда, можно переводить и русским «стоимость», но в целях сохранения свойственного «Капиталу» единообразия терминологии я перевожу как «меновая ценность». Всё. Что конкретно предлагаешь ты, я, честно говоря, не знаю. Но я слышал, что ты не согласен. Давай будем читать твой ответ дальше, может быть найдём там ответ.

Valeri Tschechowski … Какая у тебя причина «обмен» смеить(!) на «мену»?

Ответ: Я не меняю , по большому счёту, обмен на мену. Просто в разные моменты использую их как синонимы. Но помимо синонимического общности оба термина имеют различную значимость: обмен выражает процесс в его целостном виде, взятый со стороны обоих субъектов-товаровладельцев в то время как мена выражает тот же процесс в его субъектной дробности. Другими словами, когда надо сделать акцент на значимости процесса для каждого из субъектов, хоть по отдельности взятыми — хоть вместе — используем термин мена, а если процесс берется в значимости вне субъектности, вне акцентации на субъектах — тогда преимущественно использую термин обмен.

+++ Поскольку каждый товар обменивается и как со стороны их потребительных свойств, так и со стороны затрат труда на их производство то и соизмерять мы можем и по тому и по другому — и по свойствам для потребления и по затратам труда. +++

Чеховский: Мы можем попробовать «соизмерить», но ни тот ни другой метод измерения величины относительной ценности, т. е. по сути дела метод образования цен, к сожалению, не работает. Оснóвой одного метода „измерения величины» Tauschwert является теория трудовой стоимости Рикардо-Маркса, основой другого – теория предельной полезности, начало которой следует искать в «субъективно-психологической школе» Бём-Баверка и др.

Ответ Скляренко. Вроде бы я о том же! Но ты такое сопоставление относишь исвключительно к положениям австрийской школы. Но как свидетельствуют факты истории, то задолго до появления этой школы был период так называемого натурального хозяйства в котором сопоставление по затратам труда и не были доминирующими. Доминирующим сопоставлением было сопоставление по свойствам и качествам продуктов и товаров. Именно здесь больше всего имеет место для выражения такого процесса понятие ценность вместо стоимости и потребительная ценность вместо потребительной стоимости. По твоей же логике такого периода существовать не должно было быть.

+++ Tauschwert следует переводить не как меновая ценность, как переводишь ты, а как МЕНОВАЯ СТОИМОСТЬ, ибо результат соизмерения по абстрактному труду не может иметь результат, присущий конкретному труду, т. е. потребительным свойствам, и не может быть выражен в потребительных свойствах. Понятие же Gebrauchswert действительно следует переводить как ПОТРЕБИТЕЛЬНАЯ ЦЕННОСТЬ, ибо свойства для потребления есть продукт конкретного характера труда. +++

Чеховский: Попробую повторить то же самое: Поскольку продукт создаётся конкретным трудом, то Gebrauchswert – это ПОТРЕБИТЕЛЬНАЯ ЦЕННОСТЬ. Но раз в основе обмена товаров лежит создающий их абстрактный труд, то Tauschwert – это МЕНОВАЯ СТОИМОСТЬ.
Потребительная ЦЕННОСТЬ не потому правильное выражение, что продукт создаётся конкретным трудом, – а каким же ещё? – а потому что по-русски правильно. Gebrauchswert по определению Маркса – это полезность или полезная вещь. Использование стоимость вместо ценности было бы нарушением правил перевода, т. к. слово стоимость имеет другое значение в обычном словоупотреблении.
Меновая СТОИМОСТЬ – потому ошибочный выбор в качестве эквивалента немецкому Tauschwert, что, во-первых, выражение является тавтологией, во-вторых, абстрактный труд – «основа» не стоимости (Tauschwert) – здесь было бы противоречие в определении – а ценности (Wert), наконец, в-третьих, «абстрактный труд» является «основой ценности» не в том смысле, что создаёт ценность (абстрактный труд это – абстракция, попробуй-ка, например, сесть на абстрактный стул!), а в смысле мыслительной операции, своебразного аналитического инструмента позволяющего объяснить обмен. Как математический, абстрактный аппарат позволяет описать конкретные, физические явления. Wert (ценность) при капитализме есть абстракция, имеющая форму выражения, это – Tauschwert (меновая ценность), или цена.

Ответ Скляренко: Ты неверно понял мои словао том , что «..свойства для потребления есть продукт конкретного характера труда». Здесь речь не о том, что якобы конкретный или абстрактный труд создает нечто, а о том что этот процесс создания и движеня созданного измеряется через абстрактный, или конкретный характер труда. Об этом до этого я подчеркивал несколько раз — речь об измерении, а не о том что абстр труд создает. Так что это рвение в открытые дверь… На этой основе твое утверждение, что «..абстрактный труд – «основа» не стоимости (Tauschwert) – … а ценности (Wert)..» — ошибочно, поскольку мы имеем дело не с абстрактным трудом , а с абстрактным ХАРАКТЕРОМ труда, т. е. как принципом измерения в котором мы отвлекаемся от его конкретных качественных свойств, т. е. от его полезности для потребления. А раз мы отвлекаемся от этой стороны, то как же мы можем говорить что «абстрактный труд есть основа ценности»?
Начнём дальше в обратном порядке, снизу вверх. Прежде всего, меновая ценность и цена – это разные вещи. Цена есть всего лишь превращенная форма стоимости как единичные проявления относящиеся к единичным взятому товару, но которое находит свое проявление только в процессе замены, то есть обмена. Это две разные ветви, но органически переплетённых между собой: цена может устанавливаться производителем произвольно, но её подлинное значимость в социальном контексте, то есть в контексте общественного характера труда Его разделение, осуществляется только через процесс обмена, обменные и соответственно находит или не находит общественное признание и сам товар и его цена установленная индивидуально товаровладельцем . Смотри третий дом Капитала, это все об этом. К сожалению, ты смешиваешь, отождествляешь цену как превращенную форму стоимости с самой стоимостью и ее меновой формой. В философско-методологическом плане это проблема соотношения сущности и явления. Стоимость как затраты труда в его абстрактном измерении, а значит как просто Wert проходят процесс их социальной апробации через процесс мены с приобретением Tauschwert, и только после него превращаются в реальную цену. Никакой тавтологии между переводом Tauschwert как меновая стоимость и понятием стоимость нет. Твоя ссылка на то, что “Использование стоимость вместо ценности было бы нарушением правил перевода, т. к. слово стоимость имеет другое значение в обычном словоупотреблении” не совсем, или совсем некорректная поскольку недопустимо ссылаться на то ,как и что понимают те или иные читатели с их ТОЛЬКО обыденным пониманием того или иного термина. Все же есть разница между научным и обыденным сознанием. К тому же, никакой тавтологии не м. б. уже потому, что стоимость меновая есть продукт процесса мены, а это совершенно разные вещи — мена, обмен есть ПРОЦЕСС, СОБЫТИЕ, в то время как меновая стоимость суть ЕГО РЕЗУЛЬТАТ. Это примерно как разница Бебеля с Бабелем, Гегеля с Гоголем… И потом, что важнее — содержательная адекватность переводимого явления или соблюдение правил перевода, которые здесь то и не нарушаются. Одним словом: мы что переводим, что должны переводить — слова, или явления? Я считаю, что явления, а для тебя важнее соблюдение принятых правил, так что ли? Тогда твое отличие от Васиной ( надеюсь, без обид?) только в том, что она настаивает на соблюдении идеологических правил, а ты — переводческих… Ты путаешь понятие меновая стоимость со стоимостным выражением. Потому для тебя это тавтологично. Стоимостным выражением и является ,стоимость товара, т. е. его цена. Стоимость вообще, мена, меновая стоимость, стоимостную выражение и цена – это предельное различные отдельные сущности. Стоимость вообще как таковая – фиксирует и выражает на уровне индивидуально взятого товара затраты труда на его производство, Мена, обмен – это процесс с отношении двух или нескольких товаров между собой на основе сопоставления затрат труда на их производство, то есть сопоставления их трудовой стоимости, которая в процессе мены приобретает характер социально– значимых затрат составляющих содержание понятия меновая стоимость. Стоимостным выражением, или говоря более точно языком Маркса в его Капитале стоимости как таковой. конечным выражением. этой превращенной формы является цена. Никакой тавтологии между стоимостью и менной нет и быть не может на уровне научного понимания сути процессов описанных Максом. Но на обыденно если возникают – это свидетельствует только обо одном, что тот или иной человек не имеет соответствующие подготовки в понимании различия между научным и обыденным сознанием. Капитал не является книгой для обыденного чтения обыденным сознанием, а значит отчужденным сознанием, даже научно популярные книгой он не является. Только в таком понимании процессов, которые описаны выше и которые составляют скелет всего Капитала и следует переводить его на русский язык, переводить как жизнь, как процесс жизненный, а не как текст.

Продолжение:

+++ Соизмерение товаров по абстрактному труду не может быть выражено как ценность, оно адекватно может выражаться только как СТОИМОСТЬ, как МЕНОВАЯ СТОИМОСТЬ. +++

Чеховский: Абстрактный труд можно «выразить» только абстракцией. Это – ценность. Абстрактный труд, общая всем товарам субстанция, делающая товары соизмеримыми, есть, по Марксу, Wert (ценность).

Ответ Скляренко: Я здесь не пишу о выражение абстрактного характера труда. Я не ставлю вопрос чем, каким понятиям ценность или Стоимость следует выражать абстрактный характер труда. Я пишу о соотношении, сопоставлении двух товаров взятые в сопоставлении друг с другом через соотношений труда в его абстрактном характере. А это разные вещи. Речь идёт о том, что нельзя нарушать принцип единства меры, или общего основания ,или того, что тоже самое система измерений. Нельзя взвешивая вес результат описывать километрами, как и наоборот измеряя длину нельзя выражать её в килограммах. . Это же очевидно. Это является важнейшим принципом, условиям объективности и адекватности измерения и его результатов. . Если мы измеряем соотношениям между двумя затратами труда взяты в их абстрактном характере, то результат сопоставление должен быть выражен в пропорции выраженной в единицах абстрактных по форме и тождественных абстрактному характеру труда. Выражать эти результаты понятием ценности – значит делать акцент, выражать этот результат совсем другой меркой – меркой потребитель ных свойств, потребительной ценности и так далее. Здесь может быть только понятие стоимость, но никак не ценность Цценности, сопоставление по качествам и свойством товара с определением какой более ценен, в смысле более полезен в этом сравнении. Поэтому, результаты такого сопоставления товаров по труду взятому в его абстрактный форме выражения, могут быть выражены только как Tauschwert, где Wert eсть только как стоимость , но стоимость меновая. Определение “меновая” и позволяет избежать тавтологии с понятием просто стоимости. Понятие ценности здесь только еще больше запутает и понимание процесса обмена, и суть сопосствления и его результаты. .Если Tauschwert переводить как меновая ценность то это значит , что соизмерение проходит не по соотношению трудовых затрат, в их абстрактном характере, а в конкретном, т. е. как соотношение по потребительным свойствам и качествам товаров. Если бы Маркс считал , что именно по этому показателю происходит сопоставления товаров в процессе обмена,то какое значение имело бы в этом случае теория трудовой стоимости для анализа капиталистического способа производства в котором ( именно в капиталистическом способе производства) по словам Маркса потребительная ценность (Gebrauchswert) выступает лишь носителем меновой стоимости (Taauschwert), а сама меновая стоимость суть есть лишь начальная форма проявления не ценности, а стоимости (Wert) как затраченного изначально труда взятого для исчисления в его абстрактном характере. Конечным же моментом превращения этой начальной (простой) формы является цена которая лишь выражает в превращенно-денежной форме прибыль и прибавочну стоимость , Ты не обращаешь внимание на то, что такие превращенные формы как прибыль и прибавочная стоимость не могут быть выражены через качественные, а значит не связанные с процессом движения абстрактной формы труда присвоение которого составляет суть и присвоения прибавочного труда и его трансформацию в прибавочную стоимость — все это невозможно извлечь, осмыслить и понять если анализировать через движение потребительной ценности. Повторю: потребительная ценность суть лишь материальный носитель стоимости (затраты труда до их общественного признания), меновой стоимости (результат сопоставления этих затрат и их общественное признание), прибыли и ренты как превращенных форм прибавочной стоимости, которая сама выступает сначала в неочищенном виде как прибыль как ее ( прибавочной стоимости) превращенная форма. Одним словом, перечитай третий том Капитала, там все достаточно определенно сказано, ты видимо подзабыл это.

.
+++ Васина и традиция – это крайность. С другой стороны – твоя крайность. В то время как истина посередине +++

Чеховский: Попытка сесть на абстрактный стул тебе не удалась, и ты решил занять место между двумя реальными стульями.

Чеховский: «Истина» для переводчика – оригинальный текст. Наша ситуация имеет, однако, одну особенность. Спор о книге особого рода. Её в России знают практически все. Не в смысле, что читали, тем более не в смысле, читали и поняли, а в смысле не читали, но знаем, слышали и готовы бороться. Как большинство верующих,

Ответ Скляренко: У меня нет попытки сесть между стульев, или на два стуле. Я предельно адекватно пытаюсь передать не только слова, понятие, термины но и лежащие в их основании процессы так, как они передам его Маркса и на что мало кто обращает Внимание к сожалению. В основном вникают в текст и на каком бы языке этот текст не был пытаются из самого текста увидеть процесса, вместо того чтобы из процессов поднимать текст и соответствующем образом его переводить. И дело не в том что не все читали или все читали, и не в том что “Самые толерантные читатели начинают сомневаться, самые самокритичные становятся критичными, самые открытые новому отступают назад, не в состоянии преодолеть барьер отчуждения.” Проблема в том что Капитал это для ученых Которые чтобы правильно передать осмыслить, понять и передать понимание Маркса должны обладать таким же интеллектом или хотя бы близким к интеллекту Маркса, способности аналитического мышления и т. д. . Истинная проблема в том чтобы понять элементарные факт с истории написание капитала: Маркс переосмыслил классика в английской политической экономии не просто ковыряясь в содержании тех понятий , которые они писали и содержание в котором они выражали. Он переосмысливал все их написанные с точки зрения реальностей капитализма 19-го века. Другими словами, не тексты сами по себе были объектом его анализа и перевода в осмысление, а реальные процессы реальной Жизни были основой для осмысления и образного перевода в сознании Маркса. Из этого исторического факта следует методологические вывод: Маркса надо поднимать с позиции как минимум не текстов , сколько реальных процессов того времени и то только для того чтобы чётче и ясней переосмыслить его через процессы сегодняшнего дня. На основе того и другого – индивидуально , или коллективно, надо дать аналогичное обобщение реалий сегодняшнего дня, реалиям сегодняшнего способа производства, подобно тому как это сделал в свое время Маркс. Вот на этом я свой ответ и заканчиваю. Вывод: повторяем содержание третьего тома Капитала.

Ответ Скляренко: З

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.